Том 4    
Глава 5 - Договор


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
illior
06.02.2020 03:41
О, какая прелесть. Спасибо ))
naazg
04.02.2020 20:28
Спасибо
khellendros
21.09.2019 15:17
А есть у кого тома начиная с 9-го на английском? Скиньте плиз.
zloyvasya
08.02.2019 16:33
Так то на японском. Думаю анлейта от Йенок тоже уже больше 4х томов)
lifespirit
20.01.2019 22:23
Эх... А на японском уже 14 томов. =( https://ncode.syosetu.com/n8725k/ Вот бы кто взялся переводить. Даже готов донатить.
Makuz
30.03.2018 07:03
На rulate вроде как возобновлён перевод.
Но учитывая, что это Log Horizon, я бы особо не надеялся.
dark12
14.12.2017 18:20
Makuz, это самый дальний перевод лога или есть может быть сторонний перевод лога дошедший ещё дальше?
Makuz
28.11.2017 13:08
Это же Log Horizon, всякий кто берётся его переводить - плохо кончает.
В лучшем случае автор уже мёртв...
dark12
27.11.2017 02:01
Уже давно перевода не было, что то от автора слышно?
husher
29.09.2017 17:59
Спасибо ОГРОМНОЕ за перевод!!!!
paveliarch
26.09.2017 01:15
>>28470
ну и славненько. Да, я хотел спросить про вторую главу, которая висит в обновах но не существует - это так и задумывалось?
Видимо, создали обновление, но забыли опубликовать сами главы
Zappaisme
26.09.2017 01:05
ну и славненько. Да, я хотел спросить про вторую главу, которая висит в обновах но не существует - это так и задумывалось?
Ответы: >>28471
paveliarch
26.09.2017 00:59
Комменты работают

Глава 5 - Договор

5-1

— ...Пожалуйста, помогите нам. Нам нужна ваша сила, Сироэ-сан.

Подавив боль в сердце, она опечаленным голосом взывала к помощи Сироэ.

По голосу можно было понять, что Минори точно не притворялась.

Она была серьезной, нежной и сильной девушкой.

Сироэ замечал в ней, что Минори видит в нем образец для подражания.

Минори старалась запомнить все, что он делал на поле боя, и бессознательно запоминала все, даже подражала его походке. И поэтому Сироэ хотел обучить ее всему, что знал сам.

Минори всегда отдавалась на все 100%, учась у него.

Сироэ не знал, какая у нее была жизнь в том мире, и никогда не хотел спрашивать. Сироэ и не надеялся понять чувства сестры и ее брата, когда они оказались здесь в ловушке, вдали от дома, и могли держаться только друг за друга.

Но ее желание брать на себя ответственность не уменьшилось в этом чужом для нее мире.

У Сироэ этой способности не было, он знал, что постоянно убегал и никогда не хотел оставаться на одном и том же месте.

Она была девушкой, которая не боялась общения с другими и искренне разговаривала с другими от всего сердца.

Минори восхищалась Сироэ, но он считал, что ее спасал лишь ее практичный характер.

Минори никогда еще так отчаянно не просила о помощи. Она доверяла ему, она была с ним в близких отношениях, она просила его об опеке, но никогда еще она не была такой уязвимой.

Должно быть, гордость в ее сердце все еще сдерживала ее. Но Сироэ нравилась эта ее часть, он глубоко уважал ее.

Но Минори продолжала сдерживать слезы. Она просила не кого-то другого, а самого Сироэ, и это его удивило.

Перед входом в палатку было видно, что небо вечером багровеет.

— У нас потери, Рундельхаус-сан пал, он...

На заднем фоне Сироэ услышал крики и чьи-то всхлипывания.

Телепатия работала как старые сотовые телефоны с плохим звуком.

Звук был слышен рядом с барабанной перепонкой, поэтому никто другой не мог подслушать разговор, но чтобы что-то передать, нужно было говорить вслух, и вместе с твоим голосом передаются и звуки от всего, что находится поблизости.

Минори должна быть все еще на поле боя, он слышал остальных девушек рядом с ней.

— Он...

— Руди... из Людей Земли.

Внезапно другой голос прервал её.

Сироэ догадался, что это была бард Исузу, о которой упоминала Минори. Раз он слышал её так ясно, значит, она почти касалась губ Минори.

Сироэ всё понял.

Он встал, чуть не опрокинув стол, схватил рюкзак и выбежал из палатки. Дважды свистнув, он, не теряя времени, побежал к центральному саду для верховой езды.

— Минори, доложи обстановку.

Семимильными шагами добравшись до рынка, он попросил перевозчика предоставить ему Чарасина.

— Когда мы защищали Чоуши, началась жестокая бойня. Мы победили, но Рундельхаус-сан был смертельно ранен. Магия воскрешения не сработала, у него все еще есть пульс... но он по-прежнему без сознания.

Гигантские крылья, раскрывшиеся в небе, приземлились, и Сироэ запрыгнул на грифона, даже не заметив Акацуки, идущей следом и крепко сжимающей его. Затем он подал сигнал магическому зверю.

Хорошо натренированный летающий монстр взлетел по сигналу в багровое небо.

— Пульс... ослабевает.

— Снова используй заклинание воскрешения.

— Мы уже два раза использовали, но он не приходил в себя...

Магия воскрешения могла оживить умерших товарищей.

Магия была удивительна по своей природе, но не трудной. Хилеры могли ее освоить уже к 20 уровню.

Заклинания воскрешения также имели уровни, заклинания низкого уровня могли оживлять игроков, но пациенты теряли часть опыта.

Поэтому Минори и связалась с Сироэ после двух попыток.

«Нет, тут должна быть более важная причина...»

Обитатели этой страны не были авантюристами, они не могли воскреснуть после смерти в соборе. Фоном Сироэ слышал звуки рыданий с подавленными эмоциями и отчаянием.

— Ваше местонахождение и члены пати.

— Я, Тохия, Исузу-сан, Серара-сан и Рундельхаус-сан, местоположение — главный перекресток в центральном районе Чоуши.

— Там безопасно?

— Врагов поблизости нет, но они, вероятно, все еще сражаются в прибрежной зоне, я не знаю, когда гоблины нанесут новый удар.

Это был конец...

Когда жители этой страны получали слишком много урона во время битвы и теряли все свои ХП, их бытие здесь подходило к концу. Согласно теории духов Ригана, заклинания воскрешения могут сработать, только если успеть применить их до того, как душа отделится от тела. И раз воскрешение здесь не срабатывало, значит, он перешел в стадию «слабеющей сущности».

— Сироэ-нии, пожалуйста, спаси Руди!

Он слышал громкий молящий голос в своих ушах.

— Руди-нии глуп и безрассуден, но он силен и хладнокровен, он пожертвовал собой, чтобы спасти меня! Я привела его на поле боя, и я не остановила Руди, когда должна была, Сироэ-сан... Я готова на все!

Этот рыдающий голос шел с другого конца телепатии.

— Я прошу...

Эти слова заставили Сироэ успокоиться.

Он представил себе асфальтированную дорогу, покрытой снегом в зимнюю ночь, и он лежал на этой дороге, пока из него выходила жизнь. Это было лишь дурным предчувствием, но таким реальным, что он почти поверил в него.

Его не сдерживающиеся ничем мысли вышли из-под контроля в поисках выхода в этой матрице бесконечных возможностей, которую он представил для себя, чтобы найти все возможные комбинации.

«Поскольку это просьба Минори, я обязан ей помочь».

Это было не его желание, так было необходимо.

И чтобы найти выход, Сироэ начал думать быстрее.

— Поручи Сераре использовать магию воскрешения.

— Да, — ответила немедленно Минори.

Она не спрашивала почему и не боялась, если это вдруг не сработает. Минори полностью доверяла Сироэ, она верила, что Сироэ всегда найдет выход. Поэтому она и обратилась к нему.

Но это было лишь ее желание.

Сироэ не был всемогущим. Сироэ не мог справиться со многими вещами в этом странном и неразумном альтернативном мире, он мог даже сказать, что он вообще ничего не может сделать.

Но это была лишь маленькая проблема, которая не могла быть решена, он думал о ней, только когда он пытался ее решить. Сейчас главное, что Минори верит в него, верит, что Сироэ может это сделать, поэтому у Сироэ была только одна цель.

Он верил в то, что сможет это сделать.

Его сильное сердце строило в уме всевозможные виды комбинаций, рассматривая вещи под разными углами и даже беря в расчет те альтернативы, которые теоретически вообще не могли осуществиться.

— Пульс, кажется, усилился... Но он все еще без сознания.

— Подожди 150 секунд, Тохия пусть охраняет территорию, а Исузу-сан использует песни восстановления маны, через 150 секунд теперь ты используй свою магию воскрешения.

— Хорошо.

Сироэ вспомнил слова Риган.

Рундельхаус был мертв.

Для людей Земли или авантюристов смерть означала смерть.

Смерть начиналась, когда тело переставало двигаться в этом альтернативном мире. Тело не могло пошевелиться, а сознание уходило далеко от тела, запертым в темноте.

Это был знак того, что связь между «душой» и «сущностью» прекратилась.

Тогда «сущность» начинала рассеиваться.

«Сущность» была источником энергии для «ци» в теле каждого человека, процесс потери сущности назывался как «слабеющая сущность». У сильных или высокоуровневых тел был более сильный «ци», и процесс «слабеющей сущности» длился дольше.

Рундельхаус был физически слаб, он был на начальном уровне, скорость его «слабеющей сущности» должна была быть очень быстрой.

Скорее всего... магия воскрешения не помогала, так как была использована слишком поздно.

Заклинание воскрешения вводило «сущность» в состояние «слабеющей сущности», чтобы с помощью магии восстановить связь между «душой» и «сущностью».

Забирая часть «сущности» и используя часть «ци» целителя, потерянное «ци» пациента стимулирует тело к восстановлению.

Поскольку тело еще сохраняло тепло и пульс, можно было сделать вывод, что заклинание стимулировало выздоровление, но связь между «душой» и «сущностью» не была восстановлена, поэтому он и не приходил в сознание.

Значит, происходило что-то другое.

«Душа» начинала рассеиваться... достигнув состояния «затерянной души». «Душа» — это энергия, которая движет психикой, человеческая психика основана на «душе», но поскольку ее связь с телом разорвана, она становится «потерянной душой» и теряет свою идентичность.

Низкоуровневый Рундельхаус, должно быть, вошел в состояние «потерянной души» сразу после того, как достиг стадии «слабеющей сущности».

Авантюристов можно было отправить в собор для возрождения, где создавалось новое тело, и «душа» затем соединялась с этим новым телом. Таким образом, они не доходили до состояния «потерянной души», так что даже если их тело умрет, их «душа» возродится в новом теле... Они не умрут по-настоящему.

— Прошло 150 секунд, я использовала свою магию.

— Ещё через 150 секунд пусть Серара снова будет воскрешать, я уже лечу к вам, поэтому по очереди используйте на нем магию в течение 8 минут.

Минори поблагодарила его.

Заклинания воскрешения даже двадцатого уровня были довольно примитивны, они долго применялись, а в этом время целители были беззащитны, их был не практично использовать прямо на поле боя, к тому же они имели кулдаун в 300 секунд.

Но рядом с Рундельхаусом были еще Серара и Минори, и может, они и новенькие, но все же целители.

Они по очереди произносили заклинания воскрешения, когда их кулдаун в 150 секунд восстанавливался.

Магия воскрешения нуждалась в большом количестве маны, Сироэ не знал, как долго они продержатся, но пока что он ничего не мог для них сделать.

«Потерянная душа» вызывалась «слабеющей сущностью», и когда тело исчезало, «душа» терялась. Насколько они могли задержать процесс «потерянной души», зависело от их заклинаний воскрешения.

Следующий будет...

— Акацуки, держись за меня.

Молчаливая Акацуки медленно повернулась, несмотря на ужасные условия полета на спине грифона. При сильном ветре, который мог разорвать её кожу, она крепко обняла Сироэ.

Сироэ закрыл глаза и подумал о том, что у него в сумке, и сунул туда руку. Он не знал, какие предметы ему пригодятся, чтобы все прошло гладко.

Для заклинания, которое он хотел использовать, ему требовались некоторые предметы.

Там был только пузырек из-под чернил.

5-2

Вечером Лейнессия добралась до поля боя в сопровождении женщины-рыцаря.

Согласно доносам, окрестности долины охранялись силами Красти.

— Фух...

— Вы в порядке?

Женщина-рыцарь не была особо обеспокоена, но все же спросила.

В этом мире было очень мало людей, которые чувствовали атмосферу сражения. Поскольку Люди Земли и полулюди умирали здесь довольно быстро, их тела исчезали за полдня. А когда тела исчезают, земля превращается в пустыню.

Битва прошла здесь совсем недавно.

Запах крови возбуждал Лейнессию, но, к счастью, летний ветерок, блуждающий здесь, делал запах не таким резким, но она всё равно не хотела смотреть, что у нее под ногами.

Женщина-рыцарь сделала шаг вперед, чтобы осмотреть поле битвы.

Ее звали Такаяма Миса, она была из группы "Наблюдателей битвы".

В разгаре битвы, особенно такой крупной как здесь, довольно трудно контролировать ситуацию на поле боя.

И Д.Д.Д. выделяли группа размером чуть больше партии, но меньше "полного рейда", чтобы следить за боем и помогать "Рейду Легиона" в сражении. Их главной обязанностью было использовать оптические приборы и заклинания разведки для сбора информации и донесении их командующему фронтом.

Лейнессия думала, что Такаяма Миса был высокопоставленным офицером в Д.Д.Д., так как люди относились к ней по-особому.

Они шли по тропинке, а не через лес, поэтому они достигли долины раньше, чем ожидалось. Лейнессия вместе со своим сопровождением подошла к широкому скалистому берегу реки.

Выше по течению от поля битвы, которое они видели, стоя на берегу, не наблюдалось никаких гор трупов гоблинов, только прохладный поток воздуха, который защищал их от этой жары.

Авантюристы сели отдыхать в своей привычной манере, некоторые из них принимали душ, другие занимались оружием.

Находясь в самом центре поля боя, они все решили отдохнуть (кроме часовых, стоящих на посту), так как никакой угрозы здесь не наблюдалось.

Лейнессия уже видела парад рыцарей, она же была принцессой.

Но она делала это с балкона и произносила заранее подготовленную речь. Время от времени она выходила на парадную площадь и приветствовала рыцарей, проходя мимо их рядов, и рыцари Майхамы всегда были в идеальном состоянии и строго держали свои копья, чтобы она могла проводить осмотр.

Он никогда не была так близка с рыцарями, зная их лично, по дворянским меркам это считалось моветоном.

Лейнессия была из Людей Земли, дочерью семьи, правящей Майхамой. Даже если Акиба присоединится к «Лиге свободных городов», рыцари не будут обязаны уважать Лейнессию. Лейнессия не хотела давить на них, ведь культура Авантюристов отличалась от ее культуры.

Лейнессия уже знала, что они не любят церемоний, поэтому не обижалась на них, хотя была немного удивлена.

Еще больше ее удивило то, что они не игнорировали ее.

Всякий раз, когда Лейнессия проходила мимо них, они громко приветствовали ее.

— Не волнуйтесь, принцесса, мы быстро закончим эту войну.

— Боже, эти европейцы как ангелы.

— Блиц-группы будет достаточно, чтобы уничтожить всех гоблинов.

— Здесь принцесса! Где камера?

— Почему принцесса ходит здесь? Ах, так Мисс Такаяма здесь, слава Богу.

— Ха ха ха! Наш командир стоит прямо перед принцессой.

— Вауу!

— Осторожнее со стрелами!

Они говорили грубо, так как были наемниками, но Лейнессия не чувствовала к ним никакого отвращения. Может быть, она понимала, что авантюристы на самом деле не были грубы и ни в коем случае не смотрели на нее свысока, когда говорили с ней, они вели себя так, как обычно, и, напротив, были дружелюбны и просто шутили с ней.

Лейнессия же была замкнутой.

Она не очень хорошо ладила с другими.

Она полагалась на свое безупречное дамское образование, чтобы держать ситуацию под контролем, но когда она столкнулась с авантюристами, она поняла, что здесь ей это не поможет.

Авантюристы не были знакомы с культурой высшего общества, они могли не так понять ее изменение в выражении лица и сильно начать волноваться.

После недолгого размышления Лейнессия придумала новый оригинальный метод общения с авантюристами при помощи простого этикета, чтобы не опозорить свое наследие Корвена.

Ей нужно было лишь улыбаться и легонько махать рукой на уровне груди.

Если кто-то давал ей совет или говорил с ней, она должна была некоторое время подумать о значении и ответить "Спасибо". Авантюристы были той же породы, что и монстр, читающий мысли, Лейнессии нужно хорошенько поработать над тем, какой ей нужно быть в глазах авантюристов. Даже если она не предстанет перед ними истинной леди, им будет все равно, ведь они не знакомы с этикетом дворянства... К такому выводу и пришла Лейнессия.

Сейчас Лейнессия по оценкам высшего общества вела себя крайне непозволительно. Но они были авантюристами, и шла война, так объяснила Лейнессия своему деду в ее сердце.

Но Лейнессия не осознавала, что ее искренняя улыбка и добрый настрой произведут настолько хорошее впечатление на авантюристов из блиц-группы, которые с радостью на лице поприветствовали ее.

Смешанная целевая группа возглавлялась Красти, он передал управление структурой группа членам Д.Д.Д. для централизации командования. Но если бы он полагался только на членов Д.Д.Д., Красти выглядел слишком сильным и уверенным в лице Совета круглого стола, поэтому когда он организовал рейдовую группу, ему нужно было объединить их с Советом круглого стола. Таким образом, половина этой смешанной армии состояла из ветеранов, не связанных с Д.Д.Д.

Среди них были члены гильдий Рыцарей Черного Меча и Порядка, их плащи и гербы различались, Лейнессия подумала, что эти были какие-то аристократические кланы, поэтому эта группа рыцарей показалась ей странной.

Отношения между кланами дворян были напряженными, а кровные отношения и союзы делали их более напряженными. Не все дворяне ведут себя одинаково, поэтому между кланами, как правило, всегда существовала вражда. Именно по этой причине «Лига свободных городов Истала» была не объединена.

Сейчас таких конфликтов не наблюдалось.

Судя по цвету плащей и гербов, они разделились на небольшие группы. Одни из них ели вместе, некоторые помогали с проверкой оружия, другие бегали раздавать ресурсы.

Лейнессия поняла источник своего дискомфорта.

Вокруг было так много рыцарей, но среди них не было ни оруженосцев, ни обычных слуг. Такаяма Миса объяснила, что это особая группа элитных войск, поэтому им не нужно были слабаки, но как рыцари могли воевать без оруженосцев?

«Авантюристы, похоже, не принадлежат никакому сословию…»

Хотя она знала, что они были свободными от этого, но, видя это своими глазами, она удивлялась каждой мелочи.

— Да, я слушаю вас, пожалуйста, продолжайте.

Красти стоял на краю берега, где ручей менял свое направление, и вытирал пот со своего обнаженного тела.

Он общался по телепатии, даже пока вытирал пот, но повернулся, когда увидел Такаяму Мису и группу Лейнессии.

Красти спокойно вытер тело тряпкой, которую выжал досуха. Такаяма Миса, казалось, привыкла к его смелым и спокойным действиям, и подошла к нему, чтобы доложить сведения, которые были у нее на руках.

Красти внимательно слушал, стоя к ней спиной.

«Какое красивое тело...»

В своей элегантной одежде Красти уже не производил такого впечатления. Глядя на его обнаженную спину, она чувствовала, что он обладает огромной силой. Его мускулистая спина была прекрасна, как у дикого зверя, и Лейнессия потерялась, глядя на нее.

«...Эм! На что я смотрю?»

Лейнессия покачала головой и надулась.

Она всегда блуждала в облаках, когда Красти был рядом.

Она скучает по уютным спальням в Майхаме. Ей действительно нравилось жить изолированно, она хотела спать после обеда и беззаботно жить, как растения. Самым большим ее увлечением было лежание под солнцем, она мечтала стать старой леди и наслаждаться такой одинокой жизнью.

Согласно идеалам Лейнессии, в том, что она изменилась и стала такой вульгарной, не было ничего плохого.

— Понятно, я увеличу количество наблюдателей в следующий раз.

Когда Такаяма Миса закончила свой доклад, Красти уже оделся. На нем были все те же доспехи, но, похоже, он сменил рубашку. Его спокойное выражение лица было таким же, как и в Древнем Дворце Вечного Льда, он был настолько спокоен, что это сводило Лейнессию с ума.

— Как там на поле боя? — спросил Красти, подходя к ней.

Из-за разницы в росте Лейнессии пришлось поднять голову, отчего она почувствовала себя неловко. Она не чувствовала ни радости, когда Красти уходил сражаться, ни страха, что он может навсегда исчезнуть, как призрачная иллюзия.

Монстр, умеющий читать мысли, надменно стоял перед ней, и это чувство казалось ей сном.

— Тебе было страшно?

Лейнессия ушла глубоко в мысли и медлила с ответом, поэтому Красти снова спросил ее и, дразня, сказал:

— Ничего подобного. Я верю, что Красти-сама защитит меня.

Поскольку Красти надел маску вежливости, ей пришлось отвечать в той же манере. Она хотела показать ему, что у нее гораздо больше опыта в общении и культуре аристократов.

— Принцесса очень популярна, — крикнули сзади.

Обернувшись, Лейнессия увидела группу авантюристов, издали наблюдавших за Красти и за ней. Это заставило Лейнессию почувствовать себя неловко, поэтому она мягко помахала им рукой и улыбнулась, а авантюристы дальше пошли по своим делам с улыбками на лицах.

— Это не имеет значения, Красти-сама.

Лейнессия снова посмотрела на Красти, пожалев, что сошла с темы. Красти всегда вел себя так, что Лейнессия начинала сомневаться в том, следует ли ей вести себя изысканно или приспособиться к образу жизни авантюристов.

— И еще...

Как только Лейнессия сделала шаг вперед, по всей долине эхом разнесся вой волков. Он доносился с восточного хребта, явно далеко отсюда, но все равно по всему ее телу пробежал холодок.

— Это были...

— Жуткие волки. Судя по вою, довольно крупные.

— Они сопровождают короля гоблинов?

— Короля гоблинов здесь нет, он не покинет Семь Скал. Скорее всего, это королевская гвардия генерала гоблинов.

— Королевская гвардия...

Лейнессия сложила руки на груди, она видела буйство армии Красти и верила в их силу. Но Лейнессия ничего не знала о сражениях, поэтому она боялась, а Красти выглядел таким опасным, когда бросался в бой.

Она не знала, стоит ли ей попросить его беречь себя или лучше мотивировать на предстоящее сражение.

Пока Лейнессия думала над этим, раздался очередной вой волков. Красти ухмыльнулся, не поняв чувства Лейнессии, и сказал с жестокой улыбкой:

— Мы уничтожим их гнездо потом, сейчас нужно избавиться от мусора на Сэнд Лиф.

5-3

Длинная главная дорога в Чоуши была отличной посадочной полосой для грифона. Волшебный зверь раскрыл свои крылья, плавно опускаясь вниз. Сироэ погладил Акацуки по голове, посмотрел вниз и прошептал:

— Пожалуйста, очисти территорию, не подпускай к себе других игроков или монстров.

Акацуки молча кивнула.

Несмотря на то, что их скорость была быстрее, чем на лошади, они спокойно спрыгнули с грифона и разделились. Акацуки плавно побежала вперед, ее легкое тело исчезло за крышей каменного здания.

Проводив ее взглядом, Сироэ бросился к Тохии, который махал ему рукой.

В группе Минори было 5 человек, у всех были встревоженные лица. Судя по сообщениям, полученным с помощью телепатии, Окипет прибыл, но не смог причалить из-за нападок Сахуагинов.

Отряд Наоцугу разбирался с гоблинами заместо группы Минори.

«Так было удобнее».

Сироэ не знал, сработает ли заклинание. Даже несмотря на то, что теоретически все должно получиться, да и Сироэ неоднократно практиковался, это все еще было довольно рискованно. Учитывая возможные последствия, даже если это удастся, лучше, чтобы было как можно меньше свидетелей.

Это была таверна или гостиница там впереди?

Под крышей недостроенного здания неподвижно лежал молодой человек, рядом с ним плакала Исузу, милая девушка с веснушками на лице.

Сироэ окружали знакомые лица: Тохия — с болезненным выражением лица, Серара — с видимым беспокойством, Минори — с целеустремленностью в глазах.

Сироэ постарался успокоиться.

Здесь было жарко, но его разум был подобен зимнему ночному небу.

— Минори, дай приглашение в свою пати.

— Хорошо.

Минори кивнула без дальнейших расспросов. Сироэ был благодарен, что она ничего не стала спрашивать у него. Он посмотрел на лицо Рундельхауса, оно было как у изысканного аристократа. Тепло и пульс все еще сохранялись, но он по-прежнему был без сознания. На экране высветилось слово "смерть".

— Ты Исузу-сан? Продолжай «Ноктюрн медитации», я собираюсь наложить новое заклинание, но только прошу, никому не говорите о нём, — сказал строгим тоном новичкам Сироэ.

— Если несогласны, то можете сдаться или уйти.

Вся группа кивнула в ответ, никто не пошевелился после его слов.

— Ладно, начнем.

Сироэ выбрал заклинание из списка и скастовал «Передачу маны» — уникальное заклинание чародеев с неизвестным эффектом.

Мана всех союзников партии стала у всех поровну.

«Так... Психика находится в «душе», а мана — это проявление «души», поэтому...»

Пока он произносил заклинание, мана всей партии начала сосредотачиваться внутри Сироэ.

Сироэ высушивал их запасы маны с помощью «Передачи маны», это заклинание было слишком тяжелым для партии Минори, которая была ниже 30 уровня.

Минори, Тохия и Серара побледнели. Их запас маны постепенно истощался, из-за чего они начали чувствовать головокружение и дезориентацию. Исузу продолжала держать Рундельхауса за руку и петь свою грустную древнюю балладу, несмотря на то, что её лицо побелело.

Сироэ почувствовал эффект от магии, немного прикрыв глаза.

Мана, которую он получил от своих союзников, теперь находилась под его контролем. Он чувствовал запах их «душ», хотя и слабо. Прямолинейность Тохии, серьезность Минори, все это чувствовал Сироэ.

Конечно, там еще была мана Серары, Исузу, Рундельхауса и его собственная.

Разные источники маны смешивались с примитивной духовной энергией и направлялись по магической связи, существовавшей между членами партии.

Сироэ разделил ману поровну и распределил ее.

«М-м-м...»

Резкая потеря маны вызвала у Сироэ головокружение.

У него было больше всего маны среди присутствующих здесь. Чародеи принадлежали к классу магов, и их максимальный запас маны был одним из самых высоких среди классов. А Сироэ был 90-го уровня, перераспределение маны равномерно с авантюристами 30-го уровня означало, что количество маны у сопартийцев становилось выше нормы.

— Минори, используй воскрешение, Серара продолжай исцелять.

Это была только подготовка, Сироэ продолжал раздавать указания, но времени оставалось мало, у них была только одна попытка.

Рундельхаус был из Людей земли.

Он не был авантюристом, поэтому он не оживал после смерти.

Он умирал как обычные люди.

Это было железное правило, которое нельзя было обойти.

Заклинание чародея, направленное на манипуляции с маной, восстанавливало ману группы... иными словами, обновляло их душу и психику.

Он не приходил в сознание, потому что его «душа» и «сущность» не были связаны. Это как пытаться привести в чувства человека, находящегося в коме.

Для следующего этапа Сироэ достал что-то из рюкзака.

— Это будет гонка со временем.

Закончив фразу, Сироэ использовал «Кадило Аида для исцеления души», чтобы попробовать ненадолго привести Руди в чувства, такая вещь использовалась в основном для специальных монстров. Оно не воскрешало, но позволяли человека в сознание на 3 минуты, после авантюрист принудительно отправлялся в собор.

Но для Рундельхауса, чья «сущность» не могла соединиться, этот предмет давал другую возможность.

Как бы то ни было, его тело уничтожиться, а психика и душа, живущие в теле-носителе, рассеятся.

«Кадило Аида для исцеления души» оживит его «душу» и принудительно соединит её с его телом, но потом через 3 минуты он снова погибнет. Он мог вернуть Рундельхауса в этот мир только на 3 минуты.

Фальшивое воскрешение с ограничением по времени.

Группа, казалось, поняла это, когда Исузу крепче сжала руку Рандельхауса со слезами на глазах.

— Ах...

Рундельхаус медленно открыл глаза, словно он только что проснулся.

Исузу не могла перестать плакать, держа его руку. Не понятно, действительно ли он пришел в сознание или просто его глаза машинально приоткрылись.

— Руди?..

— Исузу... а, да... похоже... Я умер.

После смерти он осознал, что связь между его «душой» и «сущностью» была разорвана. У авантюристов исчезали все цвета, и они могли лишь наблюдать за своими товарищами в черно-белом оттенке. Но было неизвестно, что чувствовали при этом Люди земли, хотя Рундельхаус, казалось, всё прекрасно понимал.

Рундельхаус улыбнулся и усталым голосом обратился к остальным:

— Не будьте все такими... не делайте такое лицо. Сражаясь, вы рискуете своими жизнями, разве это не так?

— Да... так...

Голос Тохии отозвался болью у Сироэ в сердце.

В этой игре над смертью никогда не шутят... она была вполне естественной для Людей земли.

— Несмотря на это, я хотел стать авантюристом, пожалуйста, не вините Исузу, хорошо? Я хотел, чтобы она помогла мне сохранить это в секрете.

— Нет, я уже подозревала, но решила не обращать внимания! — громко закричала Минори, хотя обычно при остальных она вела себя спокойнее.

— Ха-ха-ха, да, спасибо, Минори... нет необходимости беспокоиться об этом.

— Нет, есть, — перебил его Сироэ.

Времени не оставалось.

Сироэ дал волю своим мыслям, размышляя о той страшной вещи, которую он собирался совершить. Это могло стать самой большой ошибкой, и даже могло нарушить законы этого мира.

Он не знал, как это повлияет на мир, если у него это получится, или как мир примет эти последствия.

Но молодой человек, уже смирившийся со своей судьбой и простившийся с остальными, называл себя авантюристом.

Этим словом описывали не игрока, а способ путешествия по миру, наблюдение за восходом солнца, который никто раньше еще не виде из товарищей Сироэ.

Раз он называл себя авантюристом, значит, он был одним из них.

— Нет, тебе нужно беспокоиться. Код Рундельхаус, парень, который так легко сдается, не может звать себя авантюристом. Этого недостаточно... Ты всю жизнь тренировался и учился, чтобы умереть в этом переулке? То, что вы находили в подземельях, не тактика и стратегия, а воля к жизни, мужество, чтобы совершить что-нибудь стоящее, чтобы продолжать жить, независимо от того, как тебе тяжело, это сильный дух, который никогда не сдается, разве нет?

— Сироэ-нии...

— Рундельхаус, твоя решимость недостаточно сильна!

— Тогда чего ты хочешь от меня?

Глаза Рундельхауса были полны сожаления и недоумения... Хотя Сироэ говорил правду, его сердце отказывалось принимать это, и слезы потекли из его глаз.

Поэтому Сироэ и решил применить эту «магию».

— Слушайте внимательно!

Сироэ вытащил документ, который он нацарапал, сидя на спине грифона, и положил его перед лицом Рундельхауса.

— Вот...

— Договор?

Документ, который Сироэ достал из рюкзака, действительно был договором, он был написан «чернилами из глаз дракона» на «бумаге Короля Фей», сделанной из первоклассных материалов, довольно редких в этом мире.

«Договор... Представитель Летописи Горизонта, Сироэ, и Код Рундельхаус соглашаются со следующими условиями:

1. Сироэ приглашает Рундельхауса присоединиться к гильдии Летописи Горизонта.

2. Рундельхаус будет вести себя подобающим образом и ответственно выполнять соответствующие его положению как члена Летописи Горизонта задачи, поставленные перед ним.

3. Летопись Горизонта предоставит Рундельхаусу необходимую поддержку, чтобы помочь ему в выполнении его задач... включая признание его личности как авантюриста.

4. Этот договор основан на взаимном согласии обеих сторон, и независимо от получаемой выгоды, даже при условии истечении срока действия договора, он останется в силе.

Подписав обе копии договора, стороны сохраняют один экземпляр после подписания соглашения для себя в качестве доказательства.»

Все вокруг тяжело вздохнули.

— Авантюрист?..

— Это... Сироэ-сан, это же…

Это было доработанное им заклинание, которого в игре не существовало.

Сироэ давно приметил эту возможность.

Повара могли готовить еду, не используя меню игры, при этом блюда получались довольно вкусными.

Ньянта разговаривала об этом с Сироэ на обратном пути в Сусукино.

И это оказалось правдой.

И Сироэ смог убедить Совет круглого стола, что это распространяется не только на поваров.

Люди могли использовать свои уникальные навыки для создания предметов без использования игрового меню, создавая вещи, которых не существовало в этом альтернативном мире.

Вот о чем поделилась с ним Ньянта.

Через два месяца Сироэ начать исследовать это и неоднократно проводил эксперименты. Это было его туз в рукаве, который можно было использовать, если в заседание Совета круглого стола начнутся переполохи. Он продолжал исследование и постепенно начал углубляться в него.

Разговор Сироэ с Риган о Теории Духов вдохновил его, и он верил, что его исследование принесет ему плоды.

Рундельхаус был из Людей земли... и он умрет через 3 минуты.

Люди земли не могли воскреснуть.

Рундельхаус исчезнет навсегда.

Если так, то ответ очевиден...

За эти 3 минуты он должен был сделать из Рундельхауса авантюриста.

Его эксперименты доказали, что летописцы могут заключать простые договоры и составлять всевозможные документы, такие как «форма запросов на задание» или «долговые расписки», обладающие магической силой. Летописец высокого уровня мог создавать из магических ингредиентов.

Но среди всех договоров этот был наивысшего класса.

Позволив человеку Земли вступить в гильдию и даровав ему звание авантюриста, этот договор казался Сироэ мошенничеством. Он использовал свои навыки летописца 90 уровня и первоклассные магические ингредиенты и чернила, которые он собрал в то время, когда Elder Tales была еще просто игрой, и безжалостно решил, что он сделает это.

Сироэ пододвинул договор поближе к Рундельхаусу.

— Я уже подписал, остальное зависит от тебя.

— ...ван...тюрист... — пролепетал молодой колдун, пока Сироэ продолжал объяснять ему.

— Ты можешь осуществить свою мечту.

— Это рискованно. Когда договор вступит в силу, он может изменить тебя, сделав другим существом. Авантюристы всё ещё новички в этом мире, и ты можешь окунуться в самую гущу не очень благоприятных событий. Авантюристы не всегда такие славные, как ты себе их представляешь.

— Я хочу стать... — без колебаний ответил Рундельхаус.

На экране по-прежнему мигало слово «смерть», его ХП постепенно уменьшались.

— Я хочу стать авантюристом, помогать нуждающимся, меня не волную такие мелочи... Мне не нужна слава... Я просто хочу быть... авантюристом.

Рундельхаус схватил ручку дрожащей рукой, и она тут же выпала у него из рук. «Кадило Аида для исцеления души» теряло свой эффект, Рундельхаусу было трудно поддерживать связь между своей «душой» и «сущностью».

— Руди... Не волнуйся.

Исузу взяла его за руку.

— Я подпишу это вместе с Руди.

Исузу приобняла Рундельхауса со спины, Тохия придерживала его сбоку, Минори и Серара несколько раз произносили исцеляющие заклинания, все четверо наблюдали за Руди, когда он снова взял ручку.

Его дрожащие руки согрелись от поддержки его товарищей, Рундельхаус использовал магические чернила, чтобы записать своё имя, подпись загорелась золотым светом. Навыки Сироэ были признаны этим альтернативным миром, и стали совершенно новым законом.

— Рундельхаус, ты умрешь... и возродишься в соборе, — сказал Сироэ, чувствуя, как заклинание начинает работать. Рассеивающаяся «сущность» превратилась в сближающиеся световые частицы и полетела в сторону Акибы, остальные игроки с ошеломленным видом наблюдали за этой необычной сценой.

После использования доработанной магии в будущем Сироэ начнут называть «Летописцем востока».

5-4

Битва продолжалась уже ночью. В самом центре холмов Сэнд Лиф.

Как и предыдущая битва, эта проходила в долине, единственная разница была в масштабе сражения. Когда Лейнессия спросила Такаяму Мису, почему они решили сражаться в долинах, та ответила, что большой группе нужно больше места для сражений, и что они не смогут таким составом развернуться в лесу или холмах, и Лейнессия с ней согласилась.

Гоблины хоть и полулюди, но интеллектом они не блещут. Но так как она атаковали плотным строем, значит, у них были какие-то правила.

В долине было несколько холмов, с которых можно было следить за ходом сражения.

Группа наблюдения Такаямы Мисы базировалась на одном из этих холмов, но этот отличался от предыдущего.

Их взвод был максимально упрощен. Возможно, это было для того, чтобы в кратчайшие сроки можно было переместиться на другое место, ну или потому, что Лейнессия отказалась принимать в этом участие, и по облегченному взгляду Такаямы Мисы Лейнессия предположила, что в прошлый раз все это делалось ради нее.

Но это были мелочи.

Лейнессия, Такаяма Миса и остальные уже сосредоточились на сражении в долине.

Такаяма Миса объяснила, что отряд с жуткими волками был из гоблинов-укротителей. У диких гоблинов не было организованной структуры, как у людей, но у них было примитивное разделение труда по классам.

Большинство гоблинов были легкобронированными воинами или копейщиками, но некоторые гоблины были особенными: наиболее распространенными из них были укротители и шаманы. Укротители приручали таких зверей, как совиных медведей, гиппогрифов и жутких волков.

У врага было около сотни жутких волков, как будто земля пропиталась тьмою, обрела разум и съежилась... выглядело пугающе.

— Племя мутантов.

Такаяма Миса продолжила спокойно объяснять:

— Раньше они были с нами в рейде, эти волки с ядовитыми клыками, поднятыми в омутах нежити. Их так много... значит, у короля гоблинов есть племя укротителей гоблинов... У Elder Tales есть такая тонкая, но развернутая структура...

— С ними... с ними будет все в порядке?

— Беспокоиться глупо.

Такаяма Миса сохраняла свою холодность, но Лейнессия не была столь же оптимистичной. Во всей долине было несколько сотен врагов, и генерал гоблинов, должно быть, находился где-то в центре, вероятно, в своем необычным доме на колесах, который по факту был настоящей мобильной крепостью.

Лейнессия не беспокоилась о монстре-рыцаре, его подчиненными тоже были рыцари. Даже если ее армия не проиграет, ей не хотелось, чтобы хоть кто-то пострадал.

Обе стороны внезапно вступили в сражение, не обращая внимания на беспокойство Лейнессии.

— Этот квадрат... такой красивый.

— Это квадратное построение, — подошла Такаяма Миса к Лейнессии, вероятно, захотев поговорить с ней.

Она указала на армию Красти, выстроившуюся по четырем сторонам квадрата.

— Такой строй обычно используется в рейдах, группы располагаются с четырьмя сторонами, как у коробки. С точки зрения организации — таким строем управлять очень просто. Используется обычно для обороны, с танками и бойцами ближнего боя спереди, поддерживаемыми дальнобойными и магическими атаками, т.к. они являются основным дпс в команде. Но так как строй идет плотным слоем, они уязвимы для атак по площади. Так что против группы диких зверей они не выглядят как железная стена.

— Понятно, — догадалась Лейнессия.

Сильные авангарды легко отражали атаки волков, благодаря поддержке стрелков и магов. Бальзам помогал Лейнессии ясно видеть в темноте, но огромные столбы огня по всей долине так ее освещали, что бальзам мог ей и не понадобиться.

— Они надвигаются, — указала Такаяма Миса прямо на поле боя.

Казалось, весь строй двинулся по поднятию ее пальца. Строй переформировался в трапецию и начал сметать всех врагов на своем пути.

Такаяма Миса сказал, что это была оборонительная формация, но это казалось ненадежной оценкой.

Лейнессия первый раз в жизни наблюдала за такой масштабной битвой, она никогда не видела обороняющихся рыцарей, поэтому у нее не хватало слов описать то, какую оборону она сейчас видит.

Сейчас она смотрела на это, как на квадратное ущелье.

Армия Красти, как будто прокапывала темную дыру в войсках гоблинов. Как только гоблины или волки попадали под этот натиск, с ними было уже покончено. Армия Красти зверствовала по отношению к врагу, создавая ауру вокруг себя безумия.

— Присмотритесь.

В этот момент в центре строя вспыхнул огонь, и 4 пылающие птицы вылетели из центра и начали распространять пламя по всем четырем направлениям. Но Лейнессия никогда не слышала о подобных существах. Она знала только то, что размер призванных существ начинался от размера кулака до размера щенка, она никогда не видела таких мощных и величественных существ.

— Это Феникс, с которым можно заключить контракт на 86 уровне, дух высокого уровня огненного происхождения. Призыватели должны выполнить очень трудный квест, прежде чем они смогут создать контракт с таким грациозным и священным зверем... что-то не так?

«Она спросила меня, что что-то не так?»

«Существо пылаем пламенем?»

«Авантюристы могут... могут вызвать таких существ, должен ли существовать предел для такой грязной игры?»

Лейнессия, наконец, поняла.

Красти не строил из себя храбреца, он вел себя естественно.

Неудивительно, что Такаяма Миса сказала, что беспокоится глупо.

Никто не мог предсказать, что произойдет на поле боя. Но в этом мире были люди, которые хорошо чувствовали себя на этом непредсказуемом поле боя и вовсю использовали свой уникальный опыт, ни один обычный человек в сражении с ними не мог претендовать на первенство.

Армия ,возглавляемая этим человеком, также состояла из авантюристов, которые обладали огромным опытом и недюжинной подготовкой. Лейнессия в глубине души понимала, что здравый смысл рыцарей к ним не применим.

Авантюристы были за пределами понимания Лейнессии.

Гигантская мобильная крепость генерала гоблинов с грохотом рухнула. Тяжеловооруженные стражники и гигантские свирепые гоблины вылетели из разрушенной крепости. Силы Красти продолжали наступление.

Лейнессия услышала странный голос.

— Что ж, тогда давайте насладимся этим превосходным ужином.

Эти радостные, но спокойные слова явно исходили от Красти.

У Лейнессии не было телепатических способностей, она не могла слышать Красти на таком расстоянии, но она точно слышала его голос.

Красти взмахнул двуручным топором в сторону врага, он со всей силы рванулся вперед, как будто из квадратного строя полетели длинные черные копья. Группа воинов с двойными клинками порезала гоблинов, словно старую одежду.

— Мы закончили на основном направлении... Всю остальную тактику оставим нашему командованию.

Такаяма Миса закончила свой рапорт, её голос был так спокоен, что казалось, она говорит что-то очевидное.

5-5

В конечном счете они воссоединились перед рассветом.

Сопротивление Сахуагинов оказалось сильнее, чем ожидалось, Окипету потребовалось немало времени, чтобы причалить. У Окипета было множество возможностей, так как он был универсальным прототипом, но в основном это был транспортный корабль.

Это был не военный штурмовой десантный корабль-амфибия.

Врагов, которые могли свободно перемещаться в воде, было довольно трудно подавлять, как и было трудно выполнять различные боевые маневры.

Но в полночь, Наоцугу и Ньянта вызвали грифонов, чтобы переправить несколько игроков по воздуху и таким образом усилить оборону Чоуши. С призывателями по обеим сторонам побережья теперь это был лишь вопрос времени, когда они победят Сахуагинов.

— Я не ожидала, что ты придешь, Сироэ-бу! — счастливо улыбнулась Мариэль.

Появившийся из ниоткуда Сироэ вышел из город, когда солнце начало садиться. Он организовал новую рабочую силу и сформировал еще одну линию обороны на северной части фермы.

Сироэ был мастером гильдии Летопись Горизонта. Это означало, что он был одним из 11 мастеров гильдии, которые составляли Совет круглого стола, но он не был слишком популярен.

История формирования Совета круглого стола не была секретом, поэтому осведомленные авантюристы знали о Сироэ все. Но по сравнению с Красти или Иссаком, которые были мастерами крупных гильдий, или с Мариэль с ее широкими связями, количество людей, знающих Сироэ в лицо, было намного ниже.

Если бы вы просто поговорили с ним, вы бы узнали, что он хороший добрый человек, ценящий дружбу. Но поначалу он казался пугающим... Мариэль задумалась.

«Он хороший парень! Но это лицо! Эти глаза! Они так пугают!»

Мариэль покачала головой, сделав этот вывод, но Генриетта упрекнула ее: «В глазах Мариэль практически все авантюристы — хорошие парни».

Как бы то ни было, мало, кто знал, как выглядит Сироэ, но влияние, которое он оказывал на сражение, было существенным.

Даже если он и не был хорошо известен, Сироэ все еще был тактиком экспедиционной армии. Когда штаб пришлет подкрепление, боевой дух повысится.

Сироэ пришел в город как раз тогда, когда причалил Окипет, и этим заставил команду защитников подумать, что это он привел их сюда.

Мариэль воспользовалась этим. Она говорила громко, чтобы поднять боевой дух команды защитников.

Команда, стоявшая лицом к лицу с постоянно прибывающими волнами Сахуагинов, вновь набралась сил, когда услышала новость о прибытии подкреплении. Они также были рады, что Мариэль стимулирует их.

При артиллерийской поддержке призывателей, атакующих существ на огромном расстоянии, новички, полные энергии и страсти, вступили в бой с Сахуагинами.

Трупы Сахуагинов либо смывало приливом, либо через некоторое время они растворялись в воздухе, ожесточенная битва продолжалась до полуночи.

В полночь авантюристы выиграли эту изнурительную битву. Они принимали участие в летнем тренировочном лагере, и сейчас они были измотаны, отдыхая на причале между рекой Сэнд Лиф и пляжем.

Наблюдение и защита были теперь задачами только что прибывшего подкрепления, т.к. они еще были полны сил и энергии. Все те, кто собрались здесь, были участниками летнего лагеря, которые сражались с гоблинами и Сахуагинами.

Мариэль подумала о том, что ей нужно быть более воодушевляющим примером для подражания, но в итоге она расстелила свой плащ и легла на землю.

«Фух... Мы закончили...»

У Альянса полумесяца не было опыта в таких крупномасштабных набегах или в обороне, Мариэль никогда раньше не командовала таким сложным боевым строем.

Она была любителем. Причина, по которой у них все получилось, — страстный пыл и решимость новичков, а также поддержка ветеранами во главе с Наоцугу.

— Ты в порядке, Мэри-сан?

Этот голос послышался ближе, чем она ожидала. И когда она задумалась над ответом…

— У? Ааа…

Наоцугу сел рядом с Мариэль. Она даже вскочила от неожиданности. Он переоделся в мешковатые шорты и летнюю футболку.

— Какие странные звуки ты издаешь, Мэри-сан…

— Ээ… слишком лукаво с твоей стороны Наоцугу-ян, когда ты успел измениться?

— Нет, это из-за… тяжелой брони, к тому же сегодня не моя смена, поэтому я могу немного расслабиться.

Неловкие вопросы Мариэль заставили Наоцугу посмотреть по сторонам. Она тоже огляделась и увидела медленно передвигающихся, как зомби, солдат, которые также хотели переодеться.

— Мне... Мне... Мне тоже нужно…

— Ты в порядке?

Мариэль схватилась за голову. Весь день она безостановочно использовала магию, отчего ее голова онемела и стала тяжелой.

Жрецы были мастерами исцеления, и помимо стандартных исцеляющих заклинаний они также могли использовать любые виды магии. Если вам нужна защита и исцеление, благодаря разнообразию навыков у жреца, он станет наилучшим выбором среди целителей.

В этом групповом сражении Мариэль не собирала партию и бегала по всему полю боя одна, используя лечение на всех, кого видела — тактика «бегай и исцеляй».

Она не считала это неправильным, но это оказалось утомительней, чем она себе представляла. Он испытывала недостаток маны по 10 раз в день, отчего у нее постоянно болела голова.

— Хочешь еще немного отдохнуть?

— Ухухуууу…

Если честно, Мариэль вообще не хотела двигаться.

— Все равно в бане полно народу.

— Здесь есть баня?

Бани были новшеством в Акибе. Мариэль была шокирована, что в Чоуши были такие же передовые установки.

— Конечно, есть. В Акибе нет душевых, только потому что в меню крафта авантюристов не было всех душевых принадлежностей. По крайней мере, в отличие от нас, они могли создавать такие вещи только в качестве декора, без возможности подключения к водосточной системе. Когда Elder Tales была просто игрой, нам не нужно было мыться, но Людям Земли это было необходимо, поэтому у них есть все возможности для этого.

— Да?

Мариэль схватилась руками за голову и упала.

Так значит, у некоторых Людей Земли в Акибе были душевые кабинки, и они могли к ним зайти?

Мариэль вспомнила, как среди ночи видела Генриетту, переливающую горячую воду из чайника в таз, чтобы тайком помыться. Это ее очень обеспокоило. Вспоминая то страшное лицо Генриетты в том инциденте, она снова помрачнела.

— Но мы все бросились в душевые в отеле и у мэра, поэтому сейчас там все забито. Кстати, в отеле — для мужчин, в доме у мэра — для женщин.

— О, буду знать... Я еще немного посижу под ветерком…

— Да-да.

Наоцугу скрестил ноги. Мариэль расстелила на траве плащ и лениво присела.

Они сидели вдвоем и наслаждались ясным лунным светом.

Нежный и успокаивающий бриз заставил Мариэль переключить взгляд на Наоцугу.

Наоцугу смотрел на яркую полную луну, обмахивая Мариэль большим листом тропического дерева.

«Ах...»

Мариэль чувствовала, как ее кипящая кровь после жаркой битвы начала остывать. Именно благодаря этому интересному человеку, который молча сидел рядом с ней, ее бушующие эмоции, наконец, утихли.

— Наоцугу-ян, позволь спросить тебя...

— О чём же?

Неторопливый голос Наоцугу дал Мариэль понять, что битва закончилась, никто не погиб, и они смогли защитить этот город. Некоторые из авантюристов сильно пострадали и были возвращены в собор в Акибе, но количество пострадавших было небольшим.

— Мы справились?

— Разумеется, мы успешно защитили город.

Мариэль понимала, что ее улыбка была ярче, чем обычно. И хотя, скорее всего, она была легкомысленной, и Мариэль не могла показать ее при людях, но сейчас ей было все равно. Именно в этот момент она хотела полностью отдаться ласковому и нежному ветерку, который подарил ей Наоцугу под яркими лунными лучами.

5-6

Звон колокола был слышен на большом расстоянии.

Вокруг него веяло освежающим ароматом, и сверкали искры.

Рундельхаус лежал на мраморной кровати, украшенной искусной резьбой.

«Значит...»

За окном виднелось ночное небо. Сейчас, должно быть, была ночь.

Эту каменную комнату освещали растения, расставленные вокруг, которые вырабатывали светящуюся пыльцу.

«Понятно, значит... это собор».

Рундельхаус все понял. Он много слышал об этом месте, но оказался здесь впервые.

В конце концов, Люди Земли отличались от авантюристов — даже если они и молились в церкви, они не искали в ней духовного наставника.

Собор был более важен для авантюристов, он больше походил на магическое здание, чем на религиозное сооружение. Рундельхаус следовал примеру Людей Земли и никогда не посещал такие места.

«В любом случае... Хорошо, кажется, я могу двигаться».

Он сел на кровать и аккуратно подвигался.

Правая рука, левая рука, обе ноги, плечи... казалось, никаких проблем не было, но он чувствовал себя уставшим, вероятно, из-за своего перерождения.

Он услышал, что за возрождение в соборе вычитается опыт, Рундельхаус открыл свой статус и был в шоке.

У авантюриста меню статуса оказалось куда более подробным, чем он себе представлял. Его характеристики отображались вместе со статами, полученными от его экипировки, здесь также выписывалось, как его экипировка влияет на статы; его мана и ХП отображались в числовых значениях с шагом 0,1%.

Он посмотрел на свою полоску опыта, которая значительно упала. Ничего не поделаешь, он не просто возродился здесь, до этого на него было наложено много заклинаний воскрешения. Это была цена, которую он должен был заплатить.

Но, главное, он был жив.

В груди Рундельхауса бушевали эмоции.

Его не интересовали ни личность, ни статус, ни образ жизни авантюристов. Рундельхаус был третьим сыном из продажной знатной семьи, но свобода и чувство справедливости, исходившие от авантюристов, которые сражались и помогали людям, ослепили его и пленили его сердце.

Рундельхаус осмотрелся и открыл другую вкладку на экране статуса. Он увидел слово «Авантюрист».

Имя: Код Рундельхаус

Класс: Колдун

Подкласс: Авантюрист

Рундельхаус уставился на эти слова на какое-то время.

«Всё правильно, у меня не было подкласса, тот договор дал мне подкласс авантюриста...»

Рундельхаус бегло глянул способности этого подкласса, среди них не было тех, которые он знал: «способность возрождаться в соборе», «способность телепатии», «увеличение получаемого опыта», «использование банка и склада», «подробный экран статуса» — в этом списке было еще много способностей, которые Рундельхаус не понимал, они все были перечислены здесь.

«Так много... Раз у меня теперь есть эта сила...»

Он не мог вернуть потерянное время или изменить своё прошлое, но он точно не станет проводить ночи, чувствуя себя отчаявшимся и беспомощным из-за своей слабости.

Да и к тому же, теперь он мог жить в Акибе, не скрывая своей личности. Он мог жить вместе с друзьями, с которыми сблизился в тренировочном лагере. Рундельхаус мог даже восстановить свой старый дом и зажить на полную.

Он задумался. Он вспомнил авантюриста, который хотел избавить мир от этих продажных дворян.

Он желал этого, но судьба не дала ему выбора. Рундельхаус поклялся, что, если у него появится хоть один шанс, он станет авантюристом. Чудо, о котором он всегда мечтал...

Эта маленькая каменная комната станет его отправной точкой. Тот серьезный молодой человек в очках тоже был авантюристом, которого уважали Минори и Тохия, ещё он был мастером своей гильдии.

«Этот молодой человек, Сироэ, он знает о тех местах, которые я вообще никогда раньше не видел...»

Когда Рундельхаус воодушевился от пришедшего к нему счастья, он услышал приближающиеся шаги.

— Руди!

Исузу ворвалась в комнату, хлопнув каменной дверью. Она выглядела одновременно сердитой и озадаченной, глядя на Рундельхауса с самого входа.

— Здравствуйте, Исузу... Что-то не так?

— Что-то... не так?.. Ты ещё спрашиваешь..?

Она быстро подошла к нему широкими шагами и откинулась на стул.

Она выпрямилась и стала на голову выше сидящего Рундельхауса, поэтому он не мог увидеть выражение ее лица. Он мог только слышать, как она шмыгает носом. Голос Исузу сердито заговорил:

— Ты так увлекся, ты же мог умереть, глупый Руди!

— Исузу, называть меня глупым — это уже слишком, есть вещи, которые необходимо сделать, даже если для этого придется рисковать собственной жизнью. Так же, как никто не может надеть ошейник на свободных и смелых авантюристов, никто не может остановить мое сражение.

— Когда я приказываю тебе ждать, ты должен ждать!

— Вы ведете себя неразумно...

— Ты должен ждать!

Голос Исузу звучал отчужденно, Рундельхаус почувствовал, как в его сердце закипает гнев.

Но он кое-что понял, когда задумался над тем, почему Исузу здесь.

Исузу была единственной, кто знал, что Рундельхаус из Людей Земли. На самом деле Минори тоже знала об этом, но тем, кто настаивал на том, чтобы Рундельхаус рассказал всем правду, и тем, кто помог ему осуществить его мечту, была только Исузу.

Её присутствие здесь означало, что она использовала «Зов дома», чтобы отыскать Рундельхауса, который возродился в соборе в Акибе.

— Простите... что расстроил вас.

Когда Рундельхаус произнес эти слова, он почувствовал удар по голове, да такой болезненный, что он заплакал.

Рундельхаус не понимал, почему его ударили, но как дворянин, доживший до этого возраста, он знал, что должен извиниться спокойным голосом, если женщина находится в таком состоянии.

— Простите, Исузу, это моя вина. Я... прошу прощения, я не повторю этой ошибки. Но просто... скажите, почему?

Его ударили ещё 2-3 раза каждый раз, когда он пытался заговорить, голова Рундельхауса гудела от этих издевательств, все перед глазами закружилось.

— Я всё понял, я буду сначала ждать приказа, Исузу.

— Точно?

— Точно, клянусь богом.

— Ты должен рассказать мне о своем детстве, Руди.

— Почему должен?! Я… Я понял, я расскажу.

— Если ты так безрассуден, тебе это не поможет, сколько бы жизней у тебя там не было.

— Я обдумываю все свои поступки.

— Ладно, давай руку.

«А?..»

От этого предложения Рундельхаус непонимающе посмотрел на Исузу.

Милое веснушчатое лицо Исузу, казалось, выражало серьезность и злобу одновременно. И вот в ее глазах промелькнула робость, и она осторожно протянула руку.

«Если она делает такое лицо, я ничего не могу, кроме как подчиниться».

Рундельхаус нежно положил свою руку на её.

Это выглядело очень странным в этом мире. Для Рундельхауса это было как обращение рыцаря с леди, только в данном случае наоборот.

Позже он узнал от Исузу, что так собаки присягали на верность своим хозяевам, его это взбесило. Но сейчас она загнала его в угол, и у него не было возможности выразить свое сожаление.

Похоже, Рундельхаусу не суждено было перечить этой веснушчатой девушке.

5-7

Первая вылазка армии Акибы окончилась победой. Впоследствии ее стали называть Восточной экспедиционной армией, поскольку Запад также высылал экспедицию, чтобы разобраться с инцидентом Шабаша Призрачных Врат Сузаку.

Армия не смогла победить короля гоблинов, они только устроили засаду их армии вторжения у полуострова Сэнд Лиф и уничтожили их. Война закончилась уже через неделю сразу после того, как войска Красти разгромили генерала гоблинов.

Сироэ и Красти все это время ждали подкрепление из «Семи водопадов», но на горизонте они так и не появились.

В крепости «Семь водопадов», на которую они пристально смотрели, все еще должно было находиться несколько тысяч монстров.

Это была примерно пятая часть всей армии гоблинов, но такая численность не представляла большой угрозы.

Измерять военную мощь в количестве войск было неуместным в этом мире, где разница в боевой мощи сильно менялась от рода войск, будь то солдат, или могучий танк, поэтому количество не было главным показателем военной мощи. Успех экспедиционной армии Акибы доказал это.

Король гоблинов всё ещё находился в «Семи водопадах» вместе с несколькими монстрами колоссальных размеров. Шаман гоблинов тоже должен был быть внутри.

Куда важнее было определить опасность оставшихся сил, чем их численность.

Они не оставили «Семь водопадов», хоть эту крепость и было трудно захватить. Даже если в ней прятались какие-либо неоспоримо сильные монстры, Совет круглого стола решил, что для авантюристов, это лишь вопрос времени.

Одной из причин, по которой они отложили захват, стало то, что они подписали договор с «Лигой свободных городов Истала».

Но у Совета круглого стола были и другие планы.

Совет круглого стола объявил о наградах и создал тонны квестов, которые в основном заключались в патрулировании северо-восточных общин, а также в уничтожении остатков гоблинов.

Такие монстры, как гоблины, были легкими врагами для партий, поэтому в этом случае было излишним посылать большие армии. Пати Минори с их 30-ыми уровнями могла спокойно сражаться с ними на равных.

Таким образом, эти квесты больше подходили новичкам и авантюристам среднего уровня, а не игрокам-ветеранам высокого уровня. Они были очень взять на себя эти задания, и многие из них покинули Акибу и отправились на их выполнение. Они шли по лесам и холмам северо-восточного региона, и Люди Земли почувствовали, что авантюристы снова в деле.

Сокращая численность войск за пределами крепости «Семь водопадов», скорее всего, укрепит свою оборону. Но если избавиться от короля гоблинов, гоблины выйдут из-под контроля.

Гоблины, потерявшие своего лидера, разбегутся и впоследствии погибнут, это был главный аргумент Сироэ, который и убедил Совет круглого стола. Проще говоря, осада была подготовкой набега на «Семь водопадов». Сироэ нутром чуял, что они должны воспользоваться текущей ситуацией, но остальные называли его тактику подлой, оставлявшей неприятный осадок. Сироэ настаивал, что в тактике не было ни черного, ни белого, но все же в его расчетах было много дыр.

Сироэ не знал, что большинство авантюристов в Акибе считали Сироэ выдающимся, он заставил принцессу Лейнессию отправиться на поле боя. Для них он надул наивную и прекрасную принцессу, искусил её сладкими словами и отправил воевать, производя впечатление очень хитроумного человека. И всякий раз, когда принцесса получала симпатии благодаря её прекрасным и эстетичным манерам, репутация Сироэ подвергалась удару.

Сироэ, ничего не знавший об этом, просто думал: «почему так много людей вцепились меня?». Он был немного обеспокоен, но Генриетта подбодрила его и сказала: «злодейство Сироэ-сама намного выше нормы!»

Это замечание вызвало у него сложные эмоции.

За это время Совет круглого стола и «Лига свободных городов Истала» подписали основной договор о взаимной торговле и мирный договор.

Прошел месяц после осады Сэнд Лиф.

Майхама провел фестиваль в честь подписания договоров.

Многие благородные семьи с северо-востока Ямато собрались на самых красивых улицах города. Собрание дворян ненадолго прервалось, когда на свои территории в городе Майхама вернулись их владельцы. В отличие от официальных собраний знати этот фестиваль не облагался какими-то обязательствами, поэтому 2-3 дворянина не пришли на него, но все же большинство дворян и торговцев здесь присутствовало. Акиба была на пике своего экономического развития.

Большой праздник, посвященный подписанию договоров, был для них редким шансом подружиться с авантюристами. Для дворян это был шанс прорекламировать продукта со своих территорий и заключить крупные контракты. Дворяне сохраняли свою конкурентоспособную природу, их желания и жар от фестиваля вызвали яростные перепалки в переговорах

Но это относилось и ко всем гильдий в Акибе, не только производственным и торговым, боевые гильдии также были вовлечены в транспортировке товаров, поэтому они тоже были здесь и наслаждались этим радостным фестивалем.

Все виды ресурсов лежали на прилавках, от количества которых кружилась голова, таким сейчас был Ямато.

Отели в районе Майхамы были все забронированы, много частных домов стало временными гостиницами.

Бизнесом здесь занимались в основном небольшие торговые гильдии или небольшие гильдии, занимающиеся конвоем и охраной. Бизнесмены Акибы тоже хотели собрать плоды, используя этот шанс, и приносили сюда все, что они могли продать, начиная пищевыми ингредиентами, заканчивая доспехами и оружием, удвоив количество людей в Майхаме.

Комнаты переговоров и комнаты для гостей во дворах были открыты для всех приезжих, даже были задействованы комнаты рыцарей. Дворяне вели здесь переговоры, пытаясь наладить отношения с главными гильдиями.

Большинство игроков в "Elder Tales" были молодыми. По меркам реального мира, их хитрость и находчивость были намного ниже, чем у опытных дворян, что ставило их в невыгодное положение на переговорах. Но дворяне не могли понять, чего хотят авантюристы, и их тонкую натуру, которая сбивала их с толку.

Обе стороны знали, что ведут переговоры, не зная друг друга, поэтому они набирались мужества и снижали свои требования, большая часть переговоров заканчивалась мирно.

Это был грандиозный праздник, который случался только раз в сто лет.

Чтобы совладать с увеличением населения, все Люди Земли, работающие в ресторанах, магазинах, закусочных, работали в поте лица, авантюристы были настолько поглощены созданием и продажей вещей, что даже не спали по ночам. Каждый получал огромную прибыль на фестивале и использовал ее для покупки алкоголя, еды и одежды, что заставляло потребительский спрос снова расти.

Дворецкие в гостиницах, желающие, чтобы все было идеально, раздавали указания, все служанки и помощники суетились, выполняя свои обязанности. Но в этой шумной атмосфере невозможно было обращаться со всеми гостями идеально, серьезный начальник, вероятно, упал бы в обморок от такого.

Если все авантюристы будут требовать такого же обращения, как и у аристократов, им понадобится, по крайней мере, трое слуг, чтобы те заботились о еде, душе и смене одежды. Даже самая крупная гостиница Майхамы во всей «Лиге свободных городов Истала» не смогла бы осилить это.

В глазах дворян простой уклад жизни авантюристов был поразителен. Более продвинутые дворяне упростили бы свою повседневную жизнь на этот период наподобие авантюристов. Так все самые высокомерные и экстравагантные аристократы стали более благоразумными в этот праздничный период, слуги и горничные вздыхали с облегчением.

Фестиваль в честь подписания договоров, в котором были задействованы и дворяне, и крестьяне, и торговцы, и ремесленники, и даже фермеры, приближался к своей кульминации.

Под изящную музыку оркестра в «Замке Золушки» в зале начался грандиозный бал.

Этот зал был просторнее, чем в «Древнем Дворце Вечного Льда», и освещен бесчисленными свечами и магическим светом, созданным призывателями. В этом балу принимало участие более 200 дворян, торговых мастодонтов и авантюристов.

Герцог Сержед Корвен объявил об открытии бала после небольшой речи, и участников поприветствовала более громкая и чистая музыка.

Но теперь здесь также были и авантюристы, рыцари и принцессы немного мешкались из-за них, но первой в зал решилась выйти Лейнессия в сопровождении Красти.

Молодой герой Акибы, который спас «Лигу свободных городов Истала» от угрозы гоблинов, Красти, и внучка клана Корвенов, которая возглавляла «Лигу свободных городов Истала», Лейнессия. Эта пара вызывало любопытство толпы одними только своими именами. Вся экспедиция началась после того, как Лейнессия приехала в Акибу с просьбой о помощи, авантюристы были тронуты ее искренностью и согласились взяться за оружие с ответной праведностью в их сердцах, эти события, как рассказы о героях, навечно запишут их имена в историю.

Ходили слухи о том, что Красти бросил вызов генералу гоблинов один на один и победил его, но вопреки слухам, он выглядел рассудительным молодым человеком. Его спокойное лицо с очками не выражало никаких признаков беспокойства, его рост соответствовал титулу рыцаря, но у него не было того вялого и тяжкого впечатления, которое обычно присутствовало у крепкого и рослого рыцаря. Красти в своем шикарном костюме был похож на дворянина.

Лейнессия, напротив, имела репутацию самой красивой принцессы во всей «Лиге свободных городов Истала». На ней было вечернее платье, цвет которого менялся от светло-голубого до светло-фиолетового, с тонкой вышивкой, сделанной серебряными нитями.

Узор на ее плечах выглядел сдержанным, разреза на груди и спине хватало, чтобы привлекать внимание мужчин и подчеркивать ее красивую тонкую лебединую шею.

Они вышли на середину зала, вызвав одобрительный ропот и вздохи толпы. Это была изящная картина, которую можно было встретить только в поэмах.

— Вы пойдете со мной, мастер?

Сидя на втором этаже, окно которого выходило в зал, Сироэ попивал чай из черных роз.

На Акацуки было то же самое красивое платье, что и в «Древнем Дворце Вечного Льда», вероятно, по совету Генриетты.

Жемчужное платье было таким же, как и в прошлый раз, но сегодня на ней была полупрозрачная сине-фиолетовая шаль. Светлая повязка подчеркивала черные шелковистые волосы Акацуки.

— Не сегодня, Красти-сан играет здесь главную роль, я тут надолго не задержусь... Я так устал.

Акацуки тихо подсела рядом с Сироэ.

На балконе стоял маленький столик и несколько стульев, и вокруг никого не было. Обычно здесь отдыхали дворяне, но сейчас тут были и авантюристы, и у слуг не было времени следить за этим местом, поскольку они были заняты проведением бала, который был похож на фестиваль.

Отсюда Сироэ мог ясно видеть всех в зале.

Оркестр с людьми в одинаковых костюмах был занят игрой; богатые торговцы и пожилые дворяне забились в угол, чтобы насладиться банкетом; авантюристы немного нервничали; Люди Земли смело общались с рыцарями и торговцами в грубой манере.

На этом балу рассказывалось много историй, Красти и Лейнессия вышли на середину зала и затанцевали, как распустившиеся цветы.

Акацуки, внимательно наблюдавшая за происходящим, повернулась и посмотрела Сироэ прямо в глаза. Она выглядела так, будто собиралась что-то сказать, но молчала, словно боялась. Она выглядела такой потерянной и встревоженной, что заставило Сироэ успокоиться и расслабиться.

— Вам смешно, мастер?

— Никак нет.

— Да, вы смеетесь.

Сироэ еще не раз отрицал это, в то время как Акацуки продолжала упорствовать, но внезапно она извинилась перед ним мягким тоном.

— На этот раз я не очень вам помогала, если не считать сражения.

— Это не так, Акацуки.

Слова Акацуки ошеломили Сироэ, в течение этого месяца, с тех пор как они посетили собрание дворян, Акацуки всегда был рядом с ним. Она ходила на разведку и верно выполняла свои обязанности телохранителя. Они вдвоем также посетили библиотеку Регана и немного приоткрыли завес тайны этого мира.

Сироэ напомнил ей это, но Акацуки все еще выглядела подавленной.

«Как трудно выразить свою благодарность».

Сироэ просто хотел создать и защитить свой дом, а эта тихая молодая девушка всегда помогала ему осуществлять его мечты. До Сироэ дошло, он немедленно приподнялся из-за стола.

— Давай потанцуем.

— А?

Сироэ встал и протянул руку маленькой девушке, смотревшей на него со стула. Из зала снизу раздались аплодисменты, и заиграла другая мелодия.

Яркий свет зала освещал балкон второго этажа снизу.

— Мастер... потанцевать?..

— Ты ведь умеешь, не так ли?

Сироэ взял ее за руку и помог подняться.

Сироэ вспомнил ту ночь, когда Акацуки упражнялась в ритме во дворе дворца. Движения давались ей трудно, но они не были похожи на боевые приемы, они были танцевальными, которым Генриетта учила Сироэ.

Тихая девушка, примерно его возраста, но выглядевшая совсем еще юной, втайне училась танцевать на прохладном ночном ветру, повторяя одни и те же движения, пока они не стали частью ее, отражая настойчивую натуру Акацуки.

Сироэ был единственным во всем мире, кто об этом знал.

— Мастер, вы же будете смеяться надо мной.

— Я сам новичок, не буду я смеяться.

На темном и узком балконе второго этажа два члена гильдии «Летописи горизонта» неловко затанцевали под вальс, доносящийся из зала.

Неуклюжий танец двоих людей, немного нервничавших из-за друг друга...

5-8

Красти и Лейнессия танцевали под вальс в ярко освещенном зале.

В глазах Лейнессия Красти был большим тигром.

Красти был похож на возвышающуюся над городом стену. Ведя свою партнершу в точном и элегантном танце, сейчас он был совсем не похож на того генерала экспедиции.

Судья тоже соглашался с тем, что он был ласковым и красивым молодым человеком (Лейнессия слышала об этом от служанок), но, увидев его на поле боя, Лейнессия хотела сказать только одно: «его глаза — это шедевр».

«Он — тигр! Этот человек — настоящий тигр!»

Для рыцаря он был довольно худым... Кто-то один раз приметил это. Но это было, только потому что Красти был очень высок и издали казался стройным. Его руки так плотно обвивали ее талию, что она чувствовали его сильные руки и мощную грудь. Он принадлежал к другому типу людей, в отличие от Лейнессии... или точнее, к типу существ.

— Что не так, принцесса?

— Ничего, Красти-сама.

Лейнессия состроила гримасу, похожая для окружающих дворян и авантюристов на улыбку, и ответила низким и печальным голосом.

Красти тоже старался говорить тише, но так как зал был наполнен музыкой и другими разговорами, он не должен был беспокоиться, что их разговор могут подслушать.

Люди могли понять, о чем они говорят, по губам, но они определенно будут судить об этом как о дружеском взаимодействии, судя по их выражению лиц и обстановке.

Лейнессия понимала, что для служанок, живущих без романтики, их разговор может быть истолкован как перешептывание влюбленных, она уже знала о подобных слухах.

— Возмутительно...

— Что именно?

Самым возмутительным было то, что Красти не отрицал этих слухов. Она могла проигнорировать его отрицание, но вот его равнодушное отношение сильно расстраивало ее, она не могла вынести, что Красти воспринимал все это так спокойно.

— Ничего.

— Похоже, у вас плохое настроение.

«Это твоя вина, что мне приходится говорить это и показывать такое отношение», — сказала Лейнессия в своем сердце. Но она застыла от удивления, когда он сказал дальше: «в любом случае, это действительно моя вина».

«Он и правда может читать мои мысли! И в его голосе нет ни капли сожаления!»

Лейнессия вздохнула, подумав о будущем.

Ее дед оставался спокойным, после составления договора между «Лигой свободных городов Истала» и Советом круглого стола. Договор был подписан на равных условиях.

Когда Восток Ямато находился под угрозой уничтожения гоблинами, Лейнессия одна обратилась к авантюристам за помощью. Лига свободных городов Истала относилась к ним с большим уважением и благодарностью, но они не были чем-то обязаны авантюристам.

Дедушка очень ясно дал понять это Лейнессии.

«Проще говоря, я должна буду сама вернуть свой долг авантюристам...»

На праздничной церемонии к авантюристам относились как к почетным гостям, но Лига свободных городов Истала не оплачивала расходов на эту войну, что заставило Лейнессию побледнеть, когда она услышала об этом.

Когда Лейнессия произнесла речь в Акибе, она надеялась, что найдутся добровольцы, которые ей помогут. Она ожидала, что Лига свободных городов Истала окажет хоть какую-нибудь поддержку или выразит благодарность, но они так ничего и не сделали для авантюристов, которые пострадали в экспедиции.

Размышляя над этими тревожными вещами, Лейнессия благодаря многолетним тренировкам продолжала грациозно танцевать.

Шаг вправо, еще два шага вправо.

Четверть оборота, шаг влево, поднять руки и нежно прикоснуться к пальцам Красти.

Ровное звучание флейты, сладко-горький звук скрипки, Красти и Лейнессия танцевали под завораживающую мелодию, растворяющей их в себе.

— Вам не хочется?

— Вовсе нет...

Чтобы унять толпу, Лейнессию послали в качестве посла. В дворянской культуре женщины могли занять политические посты уже только за свою красоту, даже если у них не было никаких навыков и знаний в этой области.

По словам ее деда, Лейнессия пересекла этот барьер по собственной инициативе, так что не было необходимости беспокоиться об этом. Лейнессия станет представителем посольства в Акибе, ей придется всю жизнь бегать между посольством и замком Золушки.

«... Так как это твой долг, ты должна вернуть его авантюристам, согласно правилам этикета, правильно?»

Сурово сказал ей ее дед, герцог Сергид, хотя глаза его смеялись. Для него это было очень редким явлением, но это всё, что он мог сделать для Лейнессии.

Лейнессия впала в еще большую депрессию, когда подумала об этом.

— Трехразовое питание и дневной сон.

— А?

— Трехразовое питание и дневной сон, — сказал Красти неприятным и смиренным голосом.

— Вы же будете послом в Акибе, верно? Акиба сильно разовьется в будущем, дворяне захотят создать канцелярию или место для переговоров, поэтому я понимаю, почему они выбрали для этого Акибу. Эффект будет максимальным... Но авантюристов вроде нас не очень интересует повседневная жизнь дворян, так что число чаепитий или банкетов будет очень небольшим. И поскольку в такой город приезжает сама принцесса, я чувствую, что вы будете наслаждаться затворнической жизнью с трехразовым питанием и дневным сном.

Неожиданный намек Красти наполнил грудь Лейнессии надеждой.

Может быть, это именно то, о чем она мечтала?

Оставить родителей, перестать жить под их надзором, это приблизит ее к мечте "жить 3 дня лениво, не принимая душ".

— Думаю, что 3 дня это в самый раз, — Красти, словно прочитавший ее мысли, заставил Лейнессию покраснеть.

С этим презренным чудовищем было так трудно обращаться, что она в ярости сжала обе ладони, но для Красти это было как хватка птички.

Для других эта сцена показывала, как украшенный молодой рыцарь, ведущий прекрасную принцессу в танце, нежно шептался с ней, и его любовные слова заставили печальную принцессу покраснеть.

Но слухи могут и не совпадать с реальностью, и даже если слухи верны, иногда между ними нет никакой логической связи, поэтому детали знают только те, кто непосредственно принимал в этом участие.

— Я могу, наконец, вернуться к своей распутной жизни, так ведь, Красти-сама?

— Трудно сказать, принцесса. Похоже, вы готовы пойти на саморазрушение?

Они так и продолжали язвить друг над другом. Они были как соперниками, так и союзниками, танцующими под музыку, которая знаменовала наступление мира.