Том 4    
Глава 4 - За врагом по пятам


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
illior
06.02.2020 03:41
О, какая прелесть. Спасибо ))
naazg
04.02.2020 20:28
Спасибо
khellendros
21.09.2019 15:17
А есть у кого тома начиная с 9-го на английском? Скиньте плиз.
zloyvasya
08.02.2019 16:33
Так то на японском. Думаю анлейта от Йенок тоже уже больше 4х томов)
lifespirit
20.01.2019 22:23
Эх... А на японском уже 14 томов. =( https://ncode.syosetu.com/n8725k/ Вот бы кто взялся переводить. Даже готов донатить.
Makuz
30.03.2018 07:03
На rulate вроде как возобновлён перевод.
Но учитывая, что это Log Horizon, я бы особо не надеялся.
dark12
14.12.2017 18:20
Makuz, это самый дальний перевод лога или есть может быть сторонний перевод лога дошедший ещё дальше?
Makuz
28.11.2017 13:08
Это же Log Horizon, всякий кто берётся его переводить - плохо кончает.
В лучшем случае автор уже мёртв...
dark12
27.11.2017 02:01
Уже давно перевода не было, что то от автора слышно?
husher
29.09.2017 17:59
Спасибо ОГРОМНОЕ за перевод!!!!
paveliarch
26.09.2017 01:15
>>28470
ну и славненько. Да, я хотел спросить про вторую главу, которая висит в обновах но не существует - это так и задумывалось?
Видимо, создали обновление, но забыли опубликовать сами главы
Zappaisme
26.09.2017 01:05
ну и славненько. Да, я хотел спросить про вторую главу, которая висит в обновах но не существует - это так и задумывалось?
Ответы: >>28471
paveliarch
26.09.2017 00:59
Комменты работают

Глава 4 - За врагом по пятам

4-1

После ухода Лейнессии встреча проходила в атмосфере суматохи и неразберихи. Лидер сената Совета Круглого Стола ушёл с Лейнессией, следом ушёл и Сироэ, в котором дворяне видели политически сдержанного тактика.

Единственным, кто остался за круглым столом, был непоколебимый хищник Мичитака.

Дворяне яростно размахивали кулаками в воздухе. Ну, сотрясать воздух кулаками было нормальным явлением, но если они захотят нанести удар, это уже будет проблемой. Те, кто был готов собирать части, уже ушли, остальная группа не знала, что делать. После ухода Красти ничтожный Барон Крейндит больше не мог никого удерживать на встрече, его лицо окрасилось во что-то среднее между зелёным и красным, даже его слуги ничем не могли ему помочь. В конце концов он попросил разрешение уйти, т. к. ему здесь было нечем дышать.

Даже если они не были такими как Барон Крейндит, дворяне должны были понять его смущение.

Таким образом эта встреча и закончилась. Мичитака вздохнул и вышел в коридор.

«Это будет проблематично».

Мичитака мог стать Мастером какой-нибудь крупной производственной гильдии, но он был плох в согласовании мелочей. Он считал, что торговцу просто необходимо производить качественные товары и продавать их по соответствующей цене.

«А я кузнец...»

Он всё ещё считал себя достаточно способным кузнецом, ежедневно продолжая держать в руках свой молот, даже после вступления в Совет Круглого Стола. С уменьшением количества игроков, совершающих рейды на подземелья высокого уровня, произошло падение в поставке магических ингредиентов высокого уровня, это очень печалило его. Но эта проблема могла быть решена строгим надзором за поставками товаров.

Его избрали лидером, потому что он любил общаться с другими и не отказывал никому в беседе. Но Мичитака осуждал себя.

Дворяне видели в нём хищника, но Мичитака лишь однажды прикрикнул на одного идиота, не вынеся открытой враждебности по отношению к Лиге Свободых городов Истала. Он был не против отправить военное подкрепление, поскольку это было одной из его основных задач, да и сам он не возражал против такого решения.

...Но он был игроком из сферы производства, поэтому у него было меньше шансов умереть по сравнению с игроками, сражающимися на поле боя. Даже если бы началась война, он и его гильдия должны были нести ответственность за снабжение и поддержку Акибы, так что как он мог так легко согласиться на войну? Он не мог отрицать, что чувствовал вину за это.

«...Ситуация уже дошла до этого этапа, я просто пустословлю».

Его толстые и сильные пальцы пробрались сквозь чёрные волосы и почесали голову. Он чувствовал себя подавленным и не мог не думать об этом.

За Мичитакой по пустому и длинному коридору следовал мужчина. Завернув за угол, он спокойно посмотрел в сторону балкона. В его действиях не было скрытого смысла, он просто повернулся, увидев лунный свет на полу.

— Содзиро-сама, этот яичный десерт вкусный?

— Содзиро-сама, пожалуйста, выслушайте меня тоже!

— Содзиро-сама, кажется, вы устали. Позвольте мне спеть вам нежную колыбельную и дать вам немного отдохнуть…

На балконе под луной стоял роскошный диван — место, идеально подходящее для чаепитий. Знакомый Мичитаки, мастер гильдии Бригады Западного Ветра, Содзиро, находился в окружении принцесс и горничных людей земли, заставив Мичитаку почувствовать себя одиноко.

Темные тучи нависали над будущим Акибы, его чувство вины, необъяснимое чувство беспокойства… все эти вещи, о которых он думал, больше не имели смысла.

По сравнению с атмосферой вокруг Содзиро, Совет Круглого Стола и

Лига Свободы городов Истала были бесцветны и скучны.

«Ах, выражение моего лица, вероятно, похоже на граффити, нарисованное левой рукой».

Мичитака не стал подходить к Содзиро, а направился в свою спальню.

«На сегодня всё, что нам делать завтра?»

Он предчувствовал, что последующее развитие событий будет неоднозначным.

Герцог Корвэн, дедушка Лейнессии, ждал в зоне отдыха перед комнатой Совета Круглого Стола. Старый князь был в сопровождении одного рыцаря, поклонившись, он молча поприветствовал Мичитаку. Долгое собрание, должно быть, утомило его, но он не выказывал никаких признаков усталости, за что вызвал у Мичитаки уважение.

Пожилой герцог просто спросил: «Разве это можно?»

Мичитака понял, что тот имел в виду, и пошел вперёд. Он пригласил Герцога в небольшой конференц-зал, где Совет Круглого Стола... где Красти, Сироэ и Мичитака проводили свои обычные встречи. Небольшим он был только по отношению к размеру всего дворца: 2 таких комнаты были равносильны дому Мичитаки в Японии.

Мичитака проводил Корвена к креслу и достал чай из своей сумки «Bag of Holding». Старый Герцог с удивлением наблюдал за его действиями. Мичитака не понял изумления последнего, поскольку кто-кто, а Герцог определенно должен был знать о существовании таких сумок, поэтому решил просто его проигнорировать.

— Извините, что беспокою в столь поздний час.

— Пожалуйста, не обращайте на меня внимания, если мы не сможем разобраться во всём, мы не сможем нормально уснуть.

— Хахаха, точно.

Старый дворянин погладил свою бороду и громко рассмеялся.

— Семья Корвен не должна пасть из-за безрассудных действий моей внучки.

Сейчас он был довольно мягок.

Герцог Сергид был представителем Лиги Свободных городов Истала и имел огромное влияние. Но сейчас это влияние стало лишь ненужным бременем.

— Как вы уже поняли, вполне возможно, что действия девушки разрушили отношения между членами лиги.

Его слова намекали на сомнения других дворян по отношению к клану Корвена. Майхама был сильным городом в правлении Сергида: если бы он включал несколько других округов и сотрудничал с Акибой, их мощность была бы достаточно сильна, чтобы подчинить себе остальную часть Лиги Свободы городов Истала.

Лейнессия не питала таких грандиозных амбиций. Совет Круглого Стола, в том числе и Мичитака, считали, что все события произошли из-за сложившихся обстоятельств, и здесь не было никакого скрытого смысла. Но в такой ситуации самым важным было то, как её интерпретировали другие. Даже если тут и не было никаких скрытых мотивов, она бы стала более значимой в будущем.

«Даже этот разговор может быть истолкован как некий заговор...»

— Говоря о возможностях, может ли Майхама склониться к объединению с новой растущей силой Акибы?

Мичитака спросил прямо, так как всегда был прямолинеен.

— Может... А что вы думаете, Мичитака-доно?

Мичитака всегда негодовал, когда к нему обращались как к Лорду, но Герцог произвёл на него хорошее впечатление, обращаясь к нему «доно». Хотя он и не обижался на само слово «Лорд», этот пожилой человек был осторожен в подборе слов, которые могли бы разозлить Мичитаку. Поэтому он продолжил переговоры.

«Но я не так талантлив, как Сироэ...»

Мичитака наклонил голову.

Раздался тихий стук в дверь.

Получив разрешение, вошла Генриетта, толкая тележку с закусками. По просьбе Сироэ её сопровождало несколько поваров, они приготовили всевозможные блюда для встреч и партий во дворце Совета Круглого Стола.

«Похоже, они напахались как лошади на этой работе».

Эти закуски и напитки были выбраны Генриеттой.

— Ах, вы пришли как раз вовремя, Генриетта-сан, пожалуйста, присоединяйтесь.

— Нет, я здесь только для этого…

— Да, пожалуйста, не стесняйся.

Генриетта нахмурилась, услышав приглашение Мичитаки, но, накрыв на стол, все-таки села рядом с ним.

— Вы та самая леди, что танцевала с Сироэ-доно, правильно?

— Да, я Генриетта из Альянса Полумесяца.

— Альянс Полумесяца является одной из 11 гильдий, которая формирует Совет Круглого Стола, эта леди — тактик гильдии.

Мичитака вздохнул, закончив представление. Он не собирался сваливать всю ответственность на Генриетту, но эта встреча была слишком важной, и девушка должна уметь следить за его слепыми пятнами и подсказывать, в какую сторону лучше увести разговор.

Но пока они угощались закусками. Холодный сэндвич с курицей, теплый овощной салат, фрукты и разбавленные алкогольные напитки. Они непринужденно болтали, наслаждаясь едой. Мичитака и Генриетта кратко изложили свои намерения, Сергид описал улицы Майхамы, они немного поговорили на отвлечённые темы, прежде чем вернуться к главному вопросу этой ночи.

— У меня есть общее мнение по этому поводу... дайте подумать... — сказала Генриетта и грациозно поставила чашку, она продолжала высказывать свои взгляды Сергиду, который выглядел как милый дедушка.

— Я думаю, что наиболее важной отправной точкой является долгосрочный план Герцога Сергида, и мы сможем прийти к соглашению.

Мичитака хмыкнул.

Это был простой вывод. Болезненная и запутанная 5-часовая встреча закончилась таким очевидным выводом, как жаль. Но, несмотря на это, он должен быть благодарен Генриетте за её ум и способности. Говорят, что две головы лучше, чем одна, но Мичитака знал из своего опыта, что такие совещания часто приносят головную боль.

— Ты права, хммм.…

Герцог Сергид закрыл глаза.

— Может быть, мне не стоит это говорить, но мы не добьёмся никакого прогресса, если продолжим «мутить воду». Я хочу использовать эту возможность, чтобы узнать истинные взгляды и цели вашей стороны, — добавил Мичитака.

Он не хотел, чтобы с ним обращались как с кошкой или собакой, хотя этот старик относился к нему с должным уважением. Если так же думал и представитель лиги, тогда не было смысла в дальнейшем обсуждении.

— Во-первых, я хотел бы от вас помощи в защите от нападений гоблинов и их полном уничтожении. На протяжении многолетних сражений с этими полулюдьми, защита этой земли, которая кормит нас — теперь наш главный приоритет.

Мичитака с ним согласился. Дворяне, не желающие защищать свой народ и свои земли, не были настоящими дворянами. Это стало предпосылкой для их дальнейших переговоров.

— Во-вторых, я не буду приглашать вас стать 25-ым членом Лиги Свободы городов Истала.

Мичитака замер от услышанного.

— Прямо сейчас, мне кажется, что нашим провалом стало то, что вы относитесь к Совету Круглого Стола, как к очередной крепости или как к территории какого-нибудь феодала. Я не хочу избегать или дистанцироваться от Совета Круглого Стола, проще говоря, я осознал, что Совет Круглого Стола — это организация, равная Лиге Свободы городов Истала. Совет Круглого Стола и Акиба могут выступать против всей Лиги Свободы городов Истала со всей своей силой. Мы, Лига Свободы городов Истала — союз всех феодалов, в то время как Совет Круглого Стола состоит из кланов... Вы, вроде бы, называете их гильдиями? Но этот союз, состоящий из гильдий… мы очень похожи. У вас только один город, и у нас было такое предубеждение, что он слишком мал, и мы недооценили вас. Мы делали наглые и односторонние просьбы, и я хочу извиниться за нашу наглость.

Мичитака внимал словам Сергида.

— Такова Акиба, её влияние не соответствует её территории. Если мы заставим Акибу войти в лигу, возникнут проблемы, и в конечном счете лига вообще может распасться. Даже если нам удастся надеть колокольчик на шею волка, мы никак не сможем его удержать, это еще невозможнее сделать грифону, летящему в небе. Я думаю, что Лига Свободы городов Истала и Совет Круглого Стола должны быть на равных, это лучший исход для нас. Нам нужно подписать пакт о взаимном ненападении и открыть торговые пути, используя это, как основу наших взаимоотношений.

— Без проблем.

Ответ Мичитаки заставил Сергида широко раскрыть глаза.

— Совет Круглого Стола не стремится бороться за территорию и не планирует вторжение на другие земли. Мы просто хотим защитить наш дом в этом мире и реализовать собственные мечты... вернуть наш старый мир, и тогда мы будем довольны. Но для этого нам нужно жить в этом мире, нужно посещать руины и реликвии по всему миру и торговать своим продовольствием и ресурсами. Для достижения этой цели нам не нужно уничтожать либо сторониться наших соседей, мы хотим работать вместе.

Мичитака ответил на одном дыхании и посмотрел на Генриетту. Генриетта нахмурилась и добавила:

— Это вполне возможная, но резкая политика. Даже если мы объявим, что будем на равных, нам нужна гарантия выполнения условий договора, а не просто пустые обещания.

Мичитака кивнул и согласился с её словами, которые она произнесла слишком быстро.

Он надеялся, что Генриетта будет следить за такими подробностями. Герцог Сергид на некоторое время потерял дар речи, ошеломленный быстрой реакцией и искренним ответом.

— Поскольку мы имеем дело на равных и подписываем договор о ненападении... мы не будем нападать друг на друга, и будем поддерживать наши отношения как торговые партнеры. Извините за прямоту, но будут ли контрмеры по нападению на гоблинов включены в этот договор? Я не пытаюсь оправдаться, так как мы ещё ничего не подписали, но разве для Майхамы и Лиги Свободы городов Истала гоблины — это вопрос огромной важности?

И Мичитака, и герцог Сергид кивнули и согласились с точкой зрения Генриетты.

Разговор опять заходит в тупик. Бремя, лежащее на плечах Людей Земли и Авантюристов, было различным. Их позиции и взгляды расходились.

— Давайте пока не будем об этом говорить.

Мичитака пожал плечами, словно нагнетая еще больше и без того тяжёлую атмосферу. Он думал о том, что делал Содзиро. Вспоминая об этом, он чувствовал себя довольно глупо, в то же время оставаясь серьёзным.

Авантюристы обладали безграничными силами, Люди Земли завидовали им и вынуждены были прибегать к различным уловкам. Грязная сторона политики утяжеляла его сердце, но, посмотрев на Содзиро и его окружение, казалось, что это уже не имеет значения. Это был бесценный опыт, от которого начали трястись коленки. Неважно, была это зависть, гнев или сомнения, в сравнении их легко можно было понять. В конце концов, Мичитаке не нужно нагружать себя до такой степени.

— Красти-доно и принцессы Лейнессии здесь нет, так что пока неуместно говорить про это. У них может быть какой-то свой конкретный план действий, поэтому несправедливо, если мы решим всё без них. Мы не должны забывать и о Сироэ-доно и должны решить остальное вместе с ними.

Взгляд Мичитаки был немного грубоват, но остальные его поняли.

Даже если они придут к соглашению или их переговоры сорвутся, вектор дальнейших событий уже был положен. Войска из Акибы должны выехать на рассвете, но ни Мичитака, ни герцог Сергид не могли остановить их.

Поскольку и Красти, и Сироэ были на их стороне, они не могли потерпеть неудачу.

Они всегда преуспевали в достижении своих целей, если уж брали дело в свои руки. Для Мичитаки это был гарантированный результат. Так что им оставалось только ждать и смотреть, как все обернётся.

— Сироэ-сама что-нибудь придумает.

Генриетта надулась, словно рассердившись, её слова, казалось, недооценивали Сироэ, но её глаза, без сомнений, были полны уверенности. Мичитака хмыкнул в знак согласия.

— И поэтому я позволю моей внучке взять на себя ответственность за этот инцидент.

Дразнящие слова герцога Сергида поставили финальную точку в этом разговоре.

4-2

«Что это был за шум?.. Там в кустах, под деревом... Может быть... Может быть, это гоблины?»

За Лейнессией шла женщина-рыцарь, одетая в старую военную форму от Д.Д.Д. Вместо оружия в одной руке она держала карту, а в другой — несколько докладов, безостановочно разговаривая с помощью телепатии.

— Большая группа на 2 часа, ударная группа на 9 часов, всего — 18, 2 гигантских зверя.

Озвучивание докладов было отличным от рыцарей. Поскольку Лейнессия поначалу не могла ясно видеть в темноте, да к тому же была еще и напугана, женщина-рыцарь смазала Бальзамом ей веки. После чего зрение принцессы нормализовалось, и она отчетливо смогла увидеть всё окружение в оттенках розового. Но звуки из темноты продолжали пугать её. Они исходили от недалеко расположенных гор или долины, но так как Лейнессия выросла в городе, она была чрезвычайно чувствительна к дикой природе. Она вздрагивала от каждого движения или шороха в тёмных кустах.

«Спокойствие... Успокойся, нужно быть сильной... хорошо, сохраняй спокойствие...»

Она пыталась взять эмоции под контроль: непозволительно было терять самообладание, нужно идти дальше. Но тело предательски её выдавало: напряжение и сильная дрожь от чувства смертельной опасности. Мобилизовав все свои силы, полученные в процессе многолетнего обучения в качестве леди, чтобы двигаться дальше, но она была на пределе возможностей.

— Принцесса Лейнессия, если мы пойдём дальше по хребту, у нас будет лучшая видимость. Добравшись туда, мы сможем отдохнуть, — доложил ей рыцарь.

Бойцы, кажется, тоже знали об этом, поэтому начали перестраиваться. Только Лейнессия и двое из Людей Земли не принимали в этом участия, они рассказывали женщине-рыцарю интересующие её сведения о местных землях. Впереди был небольшой ручеёк, который можно было просто перешагнуть, за ним — небольшие скалы, ведущие к каменистой местности, а дальше то самое место, откуда просматривалась вся долина. Группа Лейнессии продолжила путь сквозь все эти заросли. Идущий впереди воин расчищал дорогу, убирая большие ветви, но острые и колючие оставшиеся веточки все равно мешали быстрому продвижению. Однако «Кольчуга Валькирии» Лейнессии была качественной броней, словно невидимым барьером из воздуха охраняя её.

«Мы стремительно продвигаемся, но вот это…»

Она волновалась из-за того, что её штаны порвались. Если бы сейчас была зима, она могла бы надеть длинный плащ, ссылаясь на то, что ей холодно. Но она не могла также поступить летом, поэтому на ней была лишь тонкая накидка, доходившая только до талии, ей не хотелось даже называть это накидкой.

«Ах...»

Почти всю дорогу она думала только об этом. Пройдя сквозь буковую чащу к склону высотой с человека, перед ними открылся широкий вид. Это была скалистая платформа шести метровой ширины, и отсюда открывался обзор на горные хребты и долины. Реки и леса под скалами тоже были хорошо видны отсюда. Вокруг было бесчисленное множество огней, вероятно факелы армии гоблинов. Огни извивались и шевелились, как стая вредных жуков.

— Пожалуйста, присаживайтесь.

Рыцарь проводила принцессу к складному стулу. У него не было ни спинки, ни подлокотника, но Лейнессия была благодарна, что смогла наконец-то сесть и скрестить ноги. Вежливо поблагодарив, она присела. Лейнессия поняла из той речи, что Авантюристы и Люди Земли совершенно разные, но при этом у всех воспитание и вежливость на уровне знати. Поэтому не только Красти и членам Совета Круглого Стола, но и ей также нельзя было забывать проявлять вежливость и выказывать благодарность своими действиями.

Но Авантюристы, казалось, не любили пустых формальностей, — было ли ее выражение благодарности искренним? Лейнессия наблюдала за женщиной-рыцарем, занятой изучением карты и разговором по телепатии, так что все должно быть в порядке. Авантюристы вокруг неё достали свои вещи, в том числе треножный стол и несколько трубок, являющихся, скорее всего, телескопами.

— Начинается.

— А?

В тот момент, когда Лейнессия обернулась на слова рыцаря, вспышка света озарила долину, а затем раздался, сотрясая землю, громкий взрыв. Женщина-рыцарь указала в угол темной долины своим белым пальцем, показывая это растерявшейся Лейнессии. Принцесса, сосредоточившись в этой области, смогла разглядеть даже форму деревьев и листьев.

— Это Волшебный Бальзам для того, чтобы можно было видеть далеко. Но прошу, будьте аккуратней... Оно начинается…

Белая вспышка задержалась лишь на мгновение. Молния ударила прямо в центр группы гоблинов, яркий молот, упавший с неба, был больше похоже на динамит, чем на электрическую атаку, гоблины буквально взорвались. Лейнессия ясно видела Красти в яркой вспышке света, он держал двойной топор в два раза больше, чем у неё, стремительно двигаясь вперёд через лес. По следам Красти, вдоль ручья, следовало около сотни человек. Издалека это выглядело так, будто за ним не спеша тащится его длинный плащ.

Они безжалостно нападали на гоблинов и убивали их. Вспышки света были магическими заклинаниями. Она не могла сказать с такого расстояния, но, вероятно, они обладали огромной разрушительной силой. Тем не менее, сравнивая с неудержимыми атаками группы, она все больше интересовалась самим Красти. Нападая с фронта, ведя отряд рыцарей за спиной, Красти излучал странный воздух. Эмоции, которые она испытывала на палубе корабля, приняли физическую форму и преобразовались в горы трупов. На его лице полумесяцем светилась улыбка, глаза светились радостью, а в очках отражались серебристые огни. Красти бушевал на поле боя и был счастлив, как ребенок, резвящийся на каком-нибудь фестивале. Он яростно размахивал топором, подобно ветру, за его движениями уследить было невозможно.

Некоторые монстры все же иногда нападали на Красти. Волк размером с быка набросился на него, но Красти остановил его левой рукой, другой в то время отдавая приказ. Десятки стрел и несколько мечей, усиленные магией, мгновенно пронзили волка. Зверь превратился в бесформенные куски мяса. Красти отбросил его в сторону, как мешок с пшеницей, и переключил свой интерес на следующую группу гоблинов. Грозный. Зловещий. Это отвратительное чувство страха. Но в глазах Лейнессии эта сцена была ещё печальнее. Всё выглядело зловеще и жутко, поэтому Лейнессия и видела это именно так. Но думать о таком воину, защищающему свою Родину, — Лейнессии было стыдно. Но как насчет чувства печали? Почему возникло чувство одиночества?

— 50 впереди, 2 горных гиганта… хилеры недалеко… начинают уничтожать небольшие отряды, — слушала она обрывки разговора женщины-рыцаря.

Лейнессия открыла глаза, которые она, слушая, невольно закрыла до этого: 2 горных гиганта размером с осадные башни приближались к Красти.

У них была дубина толщиной с дерево. Красти взялся за свой двуручный топор и, как танцующий воробей, встал между двумя гигантами. Лейнессии казалось, что эти гиганты легко могли раздавить его, но улыбка на лице Красти засияла ещё ярче, у него не было никаких признаков страха. Красти замахнулся своим светящимся красным топором, и гиганты сконцентрировались только на нём. Два гиганта впали в безумие и в ярости напали на Красти, который, казалось, вообще не старался защищаться. Эти двое должны были стать секретным оружием атакующих отрядов гоблинов, большое количество которых, оснащенные каменными луками и копьями, сопровождали их. Но "Рейд Легиона", возглавляемый Красти, казалось, перестал сдерживаться и атаковал по своему желанию. "Рейд Легиона" состоял из четырех групп, каждая из которых делилась на 4 отряда, которые брали на себя гоблинов, окружая их с одной стороны и заводя в лес.

Движения армии Акибы были быстрыми и безупречными, гоблины без четко согласованного командования не могли сравниться с ними и умирали один за другим в темноте от меча или магии. Со стороны Лейнессии, усиленной Волшебным Бальзамом, их танцующие фигуры прорывались через лес. Красти находился в середине этого танцевального замеса. Он размахивал своим мечом как дирижер палочкой. Залп огненных шаров, словно горящая лавина, поглотил ещё одну группу гоблинов. Красти выглядел таким воодушевленным. Здесь у него было гораздо больше свободы, чем во дворце.

Это огорчало Лейнессию. Она не знала, почему ей было грустно и одиноко, когда она смотрела на Красти. Он размахивал топором изо всех сил, рассекая врагов и блокируя их атаки. Обе его руки уже были в мозолях, но ноги его были сильны и устойчивы, героический дух Красти вдохновлял войска, он был словно бог войны. Красти в глазах Лейнессии был настолько свободен, что мог просто стать прозрачным и исчезнуть в воздухе под утренним светом.

«Это...»

Эта печаль тяжело давила на неё. Непобедимый и сильный Красти как во дворце, так и на поле боя, казался Лейнессии таким скоротечным, и это заставляло её думать, что с ней что-то не так. Красти казался таким довольным, но конец этого счастья был, вероятно, пустотой и одиночеством. Эти сомнения росли в голове Лейнессии. Группа быстрого реагирования во главе с Красти продолжала наступление в лесу. Лейнессия, наблюдавшая за этим, выпрямила спину, следуя примеру этого рослого Авантюриста.

4-3

Отряд Мариэль использовал склад рыбака у реки Сэнд Лиф в качестве своей временной базы, они поддерживали связь с командой, патрулирующей город, держа их в курсе событий, пока они обдумывали защитный план действий.

Гоблинов не было видно уже полдня. Казалось, они отступили из леса, но авантюристы все равно продолжали поочередно сменять друг друга по ночам, засыпая у отеля или этого склада.

Прошло 24 часа после нападения гоблинов — группа Мариэль успешно защитила Чоуши.

Чем больше контролировать новичков, тем яростней они действовали и помогали друг другу: Мариэль была удивлена этим.

Она думала, что это вполне естественно.

«Эти дети присоединились к "Elder Tales" после релиза нового дополнения, для них это всё в новинку, поэтому они относятся ко всему довольно серьезно».

В «Elder Tales» новые игроки имели низкий или слабый уровни мастерства. С такими весомыми недостатками ветераны обращались с новичками как со слабаками. Но у них не было предвзятого отношения к игре, в этом было их преимущество.

Когда Сироэ показал, что Люди Земли были такими же, как обычные игроки: у них был свой характер, желания, чувства и понимание, как у людей... Это сильно повлияло на ветеранов, когда как на новичках сказалось слабее. Они были мало ознакомлены с игрой и не привыкли к мысли, что «Elder Tales» просто игра. Им казалось, что их забрали в этот альтернативный мир, никак не связанный с «Elder Tales». Поэтому они были послушнее и агрессивнее по отношению к защите Людей Земли и действительно были готовы помогать, — Мариэль это радовало. В летнем тренировочном лагере для новичков их даже не нужно было убеждать в необходимости сражаться и защищать Чоуши. Видя, как новички сами рвутся в бой, ветераны не могли стоять в стороне и ничего не делать. Летний учебно-тренировочный лагерь был основан на добровольной основе, где ветераны были добры и помогали новым игрокам в их начинаниях. Под влиянием пламенных и горящих глаз новичков ветеранам пришлось показать свою храбрость и возглавить их. И вдобавок к этому их поддерживала улыбка Мариэль, хотя сама она этого не осознавала.

Минори и Нянта, поднявшиеся на холм, доставили ей неудобства, но все закончилось хорошо. Мариэль знала о 26 оборонительных действиях на границах прошлой ночью и что каждый час приходилось участвовать примерно в 4 боях. По сравнению с рейдами в подземелья, темп не был слишком высок.

Лица новичков изменились с приходом рассвета. Боевые сражения в этом мире не были такими же, как в игре «Elder Tales»: здесь была одна трудность. Неправильным было бы говорить, что битвы здесь изнурительны, лучше сказать, — атмосфера этих боев довольно едкая.

Их тела унаследовали высокие физические способности персонажей. И хотя это зависело от класса, но все же сила, выносливость и ловкость не были для них проблемой. Они могли излечить свои раны с помощью магии, а если это была бы просто царапина, она бы восстановилась за полдня без необходимости применения заклинаний.

Ужас битв был скорее психологическим.

Даже если бы они были монстрами, отбирать чужую жизнь не самый приятный опыт, некоторые авантюристы могли даже получить психологическую травму, — Мариэль тоже понимала это.

Если они хотели продолжать сражаться в этом мире, они должны привыкнуть к этому несмотря ни на что. Прежде чем новички привыкнут к этому, им понадобится совет и мотивация от закаленных ветеранов.

С точки зрения возможностей и мотивации, защита Чоуши была сложным испытанием для новичков, а также редким шансом адаптироваться.

Первыми, кто заметил, что с океаном что-то не так, были все те же воодушевленные новички. Их высокий моральный дух отражался на их общем боевом духе и решимости, но самым очевидным эффектом было усиление их концентрации. Трое новичков на пути к Чоуши заметили белую пену у берега и сразу же сообщили Мариэль.

Возможно, здесь сыграли воспоминания о том ужасе, когда их атаковали с пляжа, но на этот раз страх дал положительные результаты.

Они рано обнаружили их, Сахуагины находились далеко от пляжа, когда прибыли ветераны.

Река Сэнд Лиф была очень широкой в этом месте, и устье реки соединялось с морем. Пресная и соленая вода смешивались во время приливов, и несколько причалов уходило в реку. Ветераны тяжело вздыхали, глядя на поверхность моря, на ней было много белой пены, и врагов было гораздо больше, чем 100 или 200.

«Значит...»

Мариэль тоже чувствовала это.

Чоуши был мирным городом, сосредоточенным на рыбалке и сельском хозяйстве, ведь их город был построен вдоль реки. Зная о разливе реки во время приливов, жители ставили свои дома минимум в 100 метрах от нее, таким образом, река находилась совсем рядом.

И эти 100 метров не вели ни в лес, ни на холмы. Это был все тот же открытый пляж с песком и камнями, где рыбаки подготавливали лодки и инструменты для рыбалки.

Полностью открытый фланг города был сильно уязвим для любой атаки, поэтому защитить его от такого большого количества Сахуагинов было практически невозможно.

«Нет, нельзя говорить невозможно... Нам легко выжить, мы можем просто убежать, а можем уничтожить их всех, если у нас будет достаточно времени. Но полностью защитить город и Людей Земли... Вот это, наверное, невозможно...»

Пока Мариэль пыталась подобрать слова, с двух сторон от неё послышался звук натягивания тетивы.

Справа от неё находились Наоцугу и Тохия.

По другую сторону стояли начинающий убийца и множество лучников, готовящихся к битве.

Сёрю не умел обращаться с луками, но у него были толстые металлические иглы, которые он бросал, как ножи.

— Мари-сан, пожалуйста, скажите несколько слов, чтобы мотивировать нас, — сказал Наоцугу с яркой улыбкой.

Эта улыбка подняла ей настроение.

Не было нужды беспокоиться.

Мариэль всегда была окружена надежными и любезными товарищами. Эта улыбка окрылила её сердце.

— Я поняла... Эй, все, слушайте сюда! — повысила Мариэль свой голос.

По мере приближения к устью реки пузырей становилось все больше.

— Спасибо всем за поддержку! Благодаря вашей помощи в Чоуши обошлось без жертв, а ущерб хозяйствам сведен к минимуму. Мы успешно отбились от гоблинов, — это отличная новость. Но это еще не конец, нам нужно победить врага, идущего с той стороны... Чтобы защитить этот город. Это последняя битва, и мы все должны выложиться на полную силу... Я верю, что каждый может это сделать, вперед! Выдвигаемся!

Громко зазвучали тетивы лука. После третьего раза Наоцугу возглавил атаку на побережье вместе с Сёрю и Резариком, Ньянта подала сигнал Мариэль, а потом присоединилась к ним.

Авантюристы бросились к береговой линии.

Не все участвовали в этом нападении. На углу у фермерской тропы, откуда открывался вид на весь берег, сидела Минори. Когда Мариэль посмотрела на неё недоуменным взглядом, она ответила:

— Мы заменим их позже, — прозвучал спокойный ответ.

Мариэль даже начала сомневаться: действительно ли она ходит в среднюю школу? Но она была права, поскольку они будут защищаться от такой большой группы врагов, бойцам нужен будет перерыв, а тем временем они могли бы сражаться вместо них.

На побережье разгорелась ожесточенная драка.

Мариэль тоже следовало бы отдохнуть.

В таких долгих сражениях хилеры полностью истощаются. Мариэль, как высокоуровневый священник, была нужна в грядущем сражении.

4-4

Ипподром Мидораунто.

Оборонительные форпосты построены, партии сформированы. Получив задание, партии отправлялись на их выполнение, поэтому численность в лагере составляла лишь одну треть от всей армии.

К этому моменту ситуация изменилась.

Сегодня рано утром группа Красти уже вступила в бой, по сообщениям разведчиков, они повергли более чем тысячу врагов. Скоро станет ясно, что означала эта цифра в масштабах всей войны.

Сироэ был хорошим тактиком, но он не знал всей военной ситуации реального мира: было ли это число большим или маленьким, отступят ли гоблины после таких потерь или нет?..

Как правило, неспособность 30% армии вести сражение была равносильна поражению. Это знание засело у Сироэ в голове, но он сомневался в его правильности.

Будут ли гоблины отступать? Возможно, но только в том случае, если гоблин останется один. Elder Tales была игрой, а монстры на этом этапе будут только пытаться нападать и никогда не сдадутся.

Правило 30% здесь может быть неприменимо, военные знания реального мира могут вообще не работать в этом мире, ну или же просто полулюди, коими были гоблины, попросту не умели отступать. Но были и хорошие новости.

Армии Красти удалось победить гигантских зверей и двух гигантов в армии гоблинов без особых потерь. Если у гоблинов не было других тузов в рукаве, армия Красти могла бы продолжить свой рейд.

«Если армии Красти не удастся, то никому в Акибе не удастся».

У разных врагов были разные тактики, если предугадать их действия, становится намного проще.

В случае если армия Красти потерпит неудачу, это не означает, что врага невозможно победить. Поскольку Elder Tales была игрой, смысл ее прохождения заключался в преодолении многочисленных ошибок и поражений до тех пор, пока не находился способ закончить рейд. Полученный опыт станет их главной силой в следующем бою. Если бы обе стороны были равноценны по силе, победил бы тот, кто умнее.

Но если не брать это в расчет, то по силе армия Красти была самой сильной в Акибе.

«Оставлю армию гоблинов Красти-сану».

Сироэ положил черный камешек в центр карты, изображающей армию Красти, а затем белый камешек на ипподром Мидораунто и зеленый — на Чоуши.

Теперь ему нужно сосредоточиться на Чоуши.

В момент получения сообщения о нападениях Сахуагинов, Сироэ было очень больно, но если бы мыс пал, стало бы намного хуже: они могли бы даже подойти к Майхаме. Города не имели защиты от нападения с моря. Почему Сахуагины напали? Причина была неясна, но Сироэ предположил, что это как-то связано с вторжением гоблинов, вероятно, они были в сговоре. Может быть, Сахуагины и управляли гоблинами в целях достижения каких-то своих целей. Как бы то ни было, сейчас им приходится воевать на обоих фронтах.

«С этой частью... Мы разобрались».

Сироэ поиграл с небольшим камешком, по форме напоминающим чайку, и положил его на карту, там, где было море. Это был Окипет. Этот корабль использовался на полную в этой войне.

Оставив Окипет на стоянке у заброшенного пирса Нарашино, Красти высадился на берег в ожидании других групп. 4 отряда во главе с Сироэ должны были соединиться там и направиться в сторону Чоуши.

Поскольку Окипет был грузовым кораблем, на нем не было вооружения.

Но это был особый прототип с усиленным корпусом и высокой защитой, прошедший много испытаний на прочность. Авантюристы, переправляющиеся по нему, и были его оружием.

В группе, собранной Сироэ, было много призывателей и бардов. Прямые атаки призывателей были не такими сильными, как у колдунов, но они обладали способностью вызывать элементалей для проведения дальних атак, поэтому они были даже лучше, чем колдуны. Барды могли усиливать атакующие заклинания и уменьшать потребление маны.

Осталось лишь поспевать за временем.

Сироэ с помощью телепатии отправлял группы на задания.

В этой войне было легко победить. Но если они разгромят центральную армию гоблинов, другие начнут действовать поодиночке и разбегутся в разные стороны и, возможно, начнут нападать на Лигу свободных городов Истала, что лишь усилит творящийся хаос.

Сироэ вспомнил жителей деревни, которую он посетил на обратном пути из Сусукино, их старейшину и крестьян, работающих на своей земле и пасущих овец. В этом опасном мире у них тоже должна была быть какая-то защита, но даже это может им не помочь.

Если бы они нуждались в помощи, то Сироэ, конечно же, помог бы и им, и это было бы правильно. Тем более что Сироэ мог это сделать.

Уничтожение основной армии гоблинов можно смело доверить Красти, им нужно было окружить врага и нанести мощный удар в горах. Теперь Сироэ работал над претворением этого плана в жизнь.

Стратегия заключалась в том, чтобы собрать всех гоблинов у реки Сэнд Лиф. Для этого Красти нужно выйти с запада и продолжить движение по часовой стрелке, уничтожая внешний слой армии гоблинов, тем самым принуждая их отступать к Сэнд Лиф. Если придерживаться этой тактики, их можно зажать в углу.

Отправляя отряды для поддержки Красти и окружения гоблинов у Сэнд Лиф или на краю префектуры Чибы, известной как полуостров Босо в реальном мире, нужно было убедиться, что окружающие регионы также остаются в безопасности. Этот план зависит от обороны Чоуши и от того, прибудет ли подкрепление к Окипету вовремя.

— Мой господин не собирается воевать сам? — спросила Акацуки, сидящая на подушке в палатке. Она поклялась быть его телохранителем.

— Я хочу, но сейчас я не могу все бросить вот так, мне все еще нужно закончить с партиями... Нужно подождать еще день-два.

— Понятно, — кивнула Акацуки.

Сироэ был одним из тех, кто имел собственного грифона, которых на японском сервере насчитывалось менее 200, скорость этого монстра могла уступать только Красной Виверне.

Проход через холмы займет много времени, но если Сироэ пойдет один, он сможет добраться до Красти или Чоуши за 30 минут.

Было 2 причины, по которым Сироэ основал базу здесь. Во-первых, он мог быстро передавать приказы всей армии с помощью большого числа операторов, расположенных поблизости.

Во-вторых, ситуация сильно изменилась, Сироэ хотел оставаться между Красти и Чоуши, чтобы в случае необходимости иметь возможность быстро переместиться от одной до другой стороны.

Он все еще настраивал коммуникации со всей армией.

Когда все будет сделано, он соберет ветеранов-авантюристов, которые смогут продолжить сражения самостоятельно. Обязанностью лидера будет поддержание связи партий со штаб-квартирой и друг другом. Оператора — обеспечение связи партий между собой. Собрав воедино всю информацию, полученную от операторов, они могли бы перевести ситуацию в наблюдательный формат.

Однако выбранная тактика и стратегия не впечатляла Сироэ.

Было ощущение, что он просто хотел провести какую-то махинацию.

Проанализировав мысли и представив идеи в действии, вычислив возможные погрешности и найдя возможные пути их обхода, он раздавал приказы. Стратегия Сироэ была просто комбинацией из изучения подробностей и отдачи команд.

Основная часть работы была скучной и утомительной, Сироэ так много пустословил, что больше походил на бюрократа.

Внезапно по всей палатке разнёсся крик оператора и нарушил цепочку мыслей Сироэ.

— Сироэ-сан! Летний лагерь Чоуши находится под атакой Сахуагинов. Здесь только 60 авантюристов и более тысячи Сахуагинов: они превосходят нас числом!

— Приказать Окипету двигаться на полной скорости! Попросите Чарасина-сана приехать сюда, нужно закончить с распределением партий и завершить с установкой коммуникаций. На все у нас один день... Нет, даже полдня!

Сироэ открыл документы с кучей писанины и кратко объяснил, что он хочет от операторов. Его голос был непреклонен.

Ему нужно было как можно скорее завершить с установкой коммуникаций.

Сироэ прикусил губу и задумался.

4-5

— Уф, уф, — пытался восстановить дыхание Сёрю.

Он достал воду из рюкзака и немного отпил.

Сёрю, измученный, упал на землю, а Наоцугу прикрывал его и высматривал врагов, думаю только о том, в какую же серьезную передрягу они угодили.

Наоцугу, Ньянта, Сёрю и Резарик разминались под сосной, недалеко от берега, так что нельзя было сказать, что они бездействуют.

Бой продолжался 4 часа с самого утра, яркое летнее солнце светило на весь пляж, где и проходили изнурительные не заканчивающиеся бои.

Это был третий раз, когда группа Наоцугу отдыхала, они брали 10-минутный перерыв уже 2 раза.

Сахуагины появлялись в нескольких местах, но авантюристов было мало, поэтому им нужно было бегать по всему пляжу и берегу реки, чтобы сражаться. Для построения эффективной защиты с такой маленькой группой людей нужна была слаженность. Если авантюристы будут сосредоточены на одной области, Сахуагины проскользнут в другом месте.

И тогда Чоуши точно падёт.

Они уже попросили мэра спрятать Людей Земли в самом прочном здании в городе, они должны быть вооружены и готовы сражаться.

Вокруг города не было стен, поэтому сопротивление Сахуагинам могло только лишь отстрочить их неизбежное завоевание.

Три новичка безостановочно сражались у края воды. В глазах 90-уровневого Наоцугу они могли бы делать это и лучше, но все равно они хорошо сражались.

В их обороне было много пробелов, что подвергало их опасности, но так бывает всегда со всеми игроками среднего уровня.

Тут ничего не поделаешь, их навыки и экипировка значительно уступали группе Наоцугу. Также у них не было каких- либо редких предметов высокого качества.

В Elder Tales была система блокировки предметов, большинство магических предметов высокого уровня были сначала нужно открыть, чтобы иметь возможность воспользоваться ими.

Концепция была такой же, как у настройки предмета только для собственного пользования: заблокированный элемент не могут использовать другие игроки, поэтому его нельзя украсть или продать. Он не потеряется, если вы умрете, и иногда может скрывать в себе мощную силу.

Авантюристы 90 уровня могут иметь несколько магических предметов высокого уровня. Опытные игроки, такие как Сироэ, которые участвуют в рейдах высокой сложности, имеют десятки предметов высокого уровня или даже легендарных уровня.

Эти магические предметы не только были лучше в атаке или обороне, но и обладали уникальными способностями, некоторые из них могли менять навыки носящего их игрока.

Например, меч Наоцугу «Вопль Хаоса» может увеличить радиус применения навыка «Насмешка» с 10 до 15 метров. Эффективность навыка также изменится.

Авантюристы среднего уровня не имели поддержки такого мощного оружия высокого уровня, поэтому они не могли сравниться с игроками высокого уровня. И так как предметы были заблокированы для них, они не могли их использовать.

Обеспокоенный Наоцугу уже хотел пойти, но Ньянта остановила его.

— Наша задача сейчас — отдыхать.

Наоцугу, Ньянта, Сёрю и Резарик восстанавливали себе очки маны. Даже под действием эффектов во время боя их мана восстанавливалась бы очень медленно. Если бы они сейчас вернулись на передовую, их бы быстро повергли.

Когда они дрались с гоблинами на холмах, они могли прятаться в тени и там периодически отдыхать. Но сейчас им нужно было отдыхать, чтобы остановить атаки Сахуагинов.

Группа Наоцугу могла сражаться дольше обычных игроков, но всему есть предел. Маны этой 90-уровневой группы хватало лишь на час.

В группе было на 2 человека меньше, чем необходимо для пати, поэтому им нужно было стараться на 50% больше, чтобы работать как команда.

— Пожалуйста, примите это Наоцугу-сан.

— Простите...

Наоцугу выпил зелье, которое дал ему Резарик, это синее зелье может восстановить ману, но незначительно.

В Elder Tales было много способов восстановить ХП, но с маной было сложнее. Эти зелья были дорогими. Наоцугу наблюдал за битвой Тохии. Мальчик бежал по пляжу, размахивая лезвием, чтобы привлечь внимание Сахуагинов и атаковать их. Тохия вырос сильным.

Его навыки все еще были сырыми, поэтому его техника не стала лучше. Но он был сильнее, и ему не нужно было полагаться на технику.

Для воина важен был дух. Дух решимости и боевой дух, позитивный настрой и мужество помогали в достижении цели.

У Тохии был дух, когда он сражался, незаменимое качество для танков. Наоцугу думал, что чтобы защитить своих товарищей, нужно иметь силу, чтобы разбить стеклянную дверь голыми руками, и обладать храброй душой, которая не побоялась бы истекать кровью.

«У Тохии большой потенциал...»

Его товарищами были девушка по имени Исузу и колдун по имени Рундельхаус, он вспомнил, что Исузу была бардом.

У нее была техника в отличие от Тохии. Ее стойка и атаки отражали ее изысканное чувство ритма и дистанции. Нетренированный глаз не сможет описать ее ловкую технику, поэтому даже относительно опытные игроки могут думать о ней как о неприметном авантюристе.

Но она использовала свои навыки поддержки, чтобы помочь вывести своей партии атаку, защиту, мобильность и восстановление на новый уровень.

Стоит упомянуть и ее тимплей с молодым колдуном. Ее тайминги отвечали всем нуждам молодого человека. Она пользовалась всем, чтобы защитить колдуна с низкой защитой от урона, помогая ему контролировать нападение Сахуагинов.

Молодой колдун же был полон мужества. Колдуны имели высокий урон, для авантюристов того же уровня они оценивались наравне с убийцами как класс с наибольшей силой атаки.

Но молодой человек, казалось, больше полагался на свои эмоции, чем на свой класс, испуская ауру отчаяния. Лавовые шары появлялись и разбивали врагов, ледяные копья пронзали Сахуагинов, когда он направлял свою одержимость в магию.

Молодая девушка Серара многому научилась у Ньянты.

Она тоже стала лучше. Когда он впервые встретил ее в Сусукино, он видел ее быстроту и решительность в применении заклинаний, теперь ее движения стали еще нежнее. Теперь она не думала только об исцелении, она призывала духов природы, чтобы помогать себе сражаться, или использовала магию поддержки, чтобы помочь своей партии.

Она станет отличной целительницей. Еще здесь была Минори.

Минори была, наверное, единственной, кто боролся с Сахуагиному иначе. У Наоцугу шли мурашки по коже, когда он наблюдал за ней.

Партия перегруппировалась по ее приказу.

— Руди-сан, подавление атаки!

— Хорошо, мисс Минори!

— Серара-сан, я возьму на себя исцеление, пожалуйста, сконцентрируйся на атаке!

— «Удар сосулькой»!

Наоцугу знал, что она собирается делать.

Они были партнерами, как и с Сироэ, много лет, так что он знал.

Она пыталась задействовать ману всех союзников, она, должно быть, знакома со всеми навыками своих братьев по оружию. Она знала не только затрачиваемую ману, но и эффективность навыков.

Кроме того, ей нужно было управлять командой и следить за положением противника. Проще говоря, она выносила приговор «уничтожить врага» и исполняла его в виде статьи под названием «Битва» и заносила эту статью в книгу, известную как «тактика», и сейчас она находилась в процессе «чтения».

Во время сражения происходило много разных вещей. «Чтение» здесь превращало битву в неподвижные слова, вот только это «чтение» могло на лету превратится в импровизацию.

Минори имитировала «Полномасштабное наступление» Сироэ. Эта маленькая девочка гналась за Сироэ.

Используя 1% как единицу, она была всегда на 30 секунд впереди.

Сироэ описывал её именно так.

Это предложение означало, что он мог видеть, как будет проходить битва через 30 секунд, и эффективно задействовать оставшуюся ману союзников с погрешностью в 1%.

В высокоуровневых боях понимание ситуации является основополагающим принципом, и Наоцугу понимал это. Когда он сражался на линии фронта, он мог оценить, сколько маны осталось у его товарищей по команде, определяя это как степень полного, достаточного, наполовину потраченного, уменьшенного, опасно низко и пустого уровня запаса маны. Игрок среднего уровня обычно пользовался лишь двумя значениями из приведенных, да и то только у самого себя. Следить за мной союзников было довольно трудно.

Когда Elder Tales была игрой, всё было заскриптовано, действия монстров можно было легко предугадать, особенно когда уже привыкаешь к его поведению.

«Полномасштабное наступление» не единственное что помогало Сироэ определять ману союзников. Он также мог бегло оглядывать поле боя своим орлиным глазом, чтобы контролировать нынешнюю ситуацию.

Когда Elder Tales стала альтернативным миром, многое стало достаточно непредсказуемым.

Сироэ стало труднее видеть на 30 секунд вперед, но Наоцугу надеялся, что он все еще может это делать. Поскольку Сироэ не шутил и не хвастался, когда говорил: «используя 1% в качестве единицы, можно предсказывать на 30 секунд вперед», он продолжал следовать своему изречению и улучшать свое мастерство в применении этого правила.

Наоцугу знал о деталях, так как давно дружил с Сироэ. Для такого танка как Наоцугу было известно, что для овладения этой способностью Сироэ требовалось много усилий, но он также понимал, что это «чувство» было сродни сверхсиле. Наоцугу понимал часть про «уничтожить врага», но он не мог преобразовать его в "статью". Но Минори была явно ближе к Сироэ в этом плане.

«Сколько секунд в будущем может видеть Минори... Какой процент она использует в качестве единицы измерения сил своих союзников? 20%? Или с её низким уровнем, ей достаточно 10%?..»

Наоцугу только подумал, что пришло время брать новичков, как раздался резкий визг недалеко от северной стороны Чоуши. Это был уникальный навык друида — «Эхо». Наоцугу ненадолго застыл.

Он не знал, почему крик доносился со стороны фермы, далеко от реки Сэнд Лиф.

Группа Минори в момент прибежала к Наоцугу с линии фронта.

— Учитель, мы уходим!

— Пожалуйста, позаботьтесь об этом месте!

— Ха-ха-ха! Мы совсем разберёмся. Можете отступить.

— Эх... Ньянта-сан! Удачи!

Пятеро из них отступили от береговой линии и направились на север, оставив поле боя группе Наоцугу.

Убегающие под летним солнцем, они выглядели как ласточки, летящие к небу.

Сёрю и Резарик знали, что им нужно заполнить пробел, оставленный группой Минори, и подбежали к ним.

Наоцугу посмотрел на Минори с недоумением, девушка была вся в поту, но ее глаза сияли решимостью.

— С холмов пришла весть от Серары. Похоже, гоблины снова атакуют. Думаю, мы сможем справиться с ними... У моей партии есть бард, так что мы можем сражаться долго. Мы больше подходим для этой битвы... А ты Наоцугу-сан, позаботься о пляже

— Минори!

Минори помахала рукой, чтобы взбодрить Наоцугу.

Они убежали в Чуоши, и Наоцугу потерял их из вида.

4-6

Рундельхаус вел остальных за собой.

Он был напряжен с самого утра, его магические атаки, казалось, сейчас были сильнее.

Магическую вещь, которую они нашли в глубине леса Рагранда, была оценена игроками высокого уровня. Это был предмет под названием "Волшебная рукавица". Он мог быть экипирован, если у носители был 25 уровень, обычное снаряжение, которое можно было найти где угодно на сервере, но это был магический предмет, который группа Исузу заполучила своей силой.

Группа Исузу смотрела на эту слегка поцарапанную серебряную перчатку с магическими знаками, как будто это было редкое сокровище. Это был их единственный предмет, поэтому они не могли обменять его, но продать его и разделить деньги они не хотели.

После того, как группа Исузу обсудила это, они решили отдать его Рундельхаусу. К тому же в их партии он был единственным магом.

Сначала Рундельхаус немного мешкался, но потом все же сдался под уговорами группы.

Теперь Рундельхаус был облачен в эту пару сияющих рукавиц.

Этот предмет увеличивал максимальный запас маны примерно на 5 процентов, так что он мог использовать теперь еще одно заклинание. Группа Исузу понимала, что этот процент будет иметь больший эффект в бою. Мерцающий красный кристалл, вкроенный в центр перчатки, казалось, был символом огненных заклинаний Рундельхауса и его боевого духа.

Исузу изменила свою песню с «Ноктюрн медитации», которая восстанавливала ману, на «Олений марш», которая увеличивала скорость движения и улучшала навыки.

— Спасибо, Исузу.

— Притормози, Руди!

Исузу приметила, что Рундельхаус поблагодарил её. Быть полным энергии — хорошо, но для мудрого мага было глупо идти впереди, особенной с броней толщиной, как лист бумаги.

— Уу, прости.

Рундельхаус замедлил шаг, Исузу дала ему бутыль из своей сумки, которую сегодня утром наполнила дочь трактирщика. Там был освежающий апельсиновый сок, несмотря на то, что он уже нагрелся на солнце.

— Ты как?

— Ты ещё спрашиваешь? Великий Код Рундельхаус в отличном состоянии, как и обычно. Я чувствую, что могу подчинить себе весь мир, хахаха!

Рундельхус сделал большой глоток, и хотя пить на ходу было дурным тоном (а еще смеяться вслух), не было похоже, что он сделал что-то невежественное.

Его большие глаза с чуть-чуть припущенными уголками, шелковистые гладкие светлые волосы, вообще вся внешность производили впечатление золотистого ретривера. Исузу улыбалась.

— Вы двое такие классные друзья, — захихикала Серара.

Исузу пожала плечами и ответила:

— Наверное.

В голове Рундельхаус был дружелюбным щенком.

Красивый пес, принадлежащий богатой семье по соседству с большой родословной. Их сады были рядом друг с другом, так что он иногда приходил посетить семью Исузу, пушистый и мягкий золотистый ретривер.

Из-за своей родословной у него были особые элегантные черты лица, его движения спокойны и грациозны, без какой-либо вульгарности. Но когда привыкаешь к нему, начинаешь замечать, каким идиотом он на самом деле был, он бегал, пока не уставал играть в мяч, и вилял хвостом до боли, очень глупо.

Иногда он вел такие неудобные и высокомерные речи, как если бы у него был заводной ключ в спине из-за чего он так разглагольствовал. На самом деле он просто показывал свою скрытую сторону, поэтому она не рассердилась на него.

Этот глупый щенок уже дружил с Исузу, они стали товарищами сразу после того, как она облизал ей руки, поэтому она могла ответить прямо на дразнящие слова Серары.

— Все? Хорошо.

Она взяла бутылки из рук Рундельхауса, небрежно вытирая ее, прежде чем убрать в сумку.

— Прости.

— Хи-хи-хи, Руди всегда извиняется...

— Ничего подобного, правда, Исузу? — парировал Рундельхаус слова Тохии, но Исузу не обращала на них внимания.

— Рундельхаус — маг, так что выглядеть как глупый начальник тебе идет больше.

Рундельхаус подошел к Исузу и заспорил:

— Что ты говоришь! Что значит глупый! Хватит использовать это слово!

Странно.

Деревенская старшеклассница с веснушками, худым телом и отсутствием женских прелестей так общалась с принцем — Рундельхаусом, который, казалось, был как из книжки с картинками... Это звучало слишком грубо. Должно быть, она обращалась с ним, как с избалованным школьником, у которого поехала крыша. Объективно говоря, это было подло, но Исузу так не считала, ее общение с Рундельхаусом расслабляло ее и было таким необычным способом хорошо провести время вместе.

Как только Исузу захотела снова стебануть его, неподалеку послышалось второе [Эхо].

Группа Исузу посмотрела друг на друга и увеличила свою скорость после поворота.

Чоуши имел уникальную форму, город был построен на узкой полосе земли вдоль реки Сэнд Лиф, середина этой полосы пересекалась главной дорогой. От этой главной дороги отходили другие дороги поменьше, но все они находились недалеко друг от друга.

Поэтому, если они пойдут по дороге и свернут на север, то дойдут до равнины, где находятся сельхозугодья. В это время года там как раз росли помидоры, баклажаны, кукуруза, посаженные весной, и много прочей пышной зелени.

В поле пробежали 3-4 тени.

Исузу немедленно использовала "Балладу ленивой улитки", и гоблины замедлились, как будто потеряли силу в ногах. Только эта маленькая случайность позволила верным спутникам Исузу немедленно атаковать врагов.

— Прости, Руди! — закричал Тохия, когда сместил центр тяжести и немного изогнулся. Нет, это не была стойка, чтобы провоцировать врага, здесь было нечто более агрессивное.

Цели находились далеко, потребовалось бы много времени, чтобы догонять всех врагов.

— Оставь это мне, Тохия! Пусть испробуют моей магии! "Змеиный Болт"!

Синие и фиолетовые молнии Рундельхауса разделились на несколько змееподобных электрических существ и хлынули через поле, хотя маги обычно не должны нападать первыми.

8 гоблинов выбежало на открытое пространство. Минори, находившаяся в тылу, вместо Тохии увеличила урон магии Рундельхауса.

Светло-голубая аура, как барьер, обвила Рундельхауса, державшего свой посох так, будто он был готов атаковать им. Гоблин впереди нанес первый удар, за ним последовал другой враг с высоко поднятым топором, но их атаки были заблокированы барьером Минори.

Заклинания перехвата урона были уникальной магией Каннаги, они накладывались на союзников перед боем, чтобы поглощать урон.

Самым известным заклинанием был "Барьер очищения", но были и другие виды. Заклинание, которое она произнесла на этот раз, было "Защитным барьером", который был в 4 раза сильнее "Очищающего барьера", но у него было очень долгое восстановление, а не навык. Это был не тот навык, который можно было использовать на постоянной основе.

«Но...»

Исузу задумалась...

Решение Минори было правильным. Благодаря ее заклинанию защита Рундельхауса была теперь на том же уровне, что и у Тохии. Рундельхаус специально провоцировал гоблинов своими атаками и заманивал их в ловушку.

Когда гоблины были близко друг к другу, Тохия активировала "Вихревой вакуумный удар" и парализовала их.

Рундельхаус, Тохия и Исузу начали убивать монстров по одному.

Пати Исузу знала их основную тактику после многих сражений и усвоила некоторые необычные способы ведения боя.

Конечно, эта тактика зависела от многих условий и сложившейся ситуации, но она была очень надежной при правильном использовании, предоставляя множество опций для выхода из положения. Это было потому...

— Как тебе, Исузу? Видела мою прекрасную магию?

Этот глупый молодой человек был полностью увлечен своим занятием.

Исузу потрепала Рундельхауса по голове. Заклинание было хорошим, оно точно поражало цели с такого большого расстояния. Это было связано не только с самим заклинанием, но и с долгими часами практики Рундельхауса.

Все становились сильнее, поэтому Исузу не хотела оставаться позади остальных.

4-7

Разрушительная битва продолжалась.

Солнце уже садилось на западе.

На поле боя только пятеро авантюристов сражались спиной к Чоуши, одинокая оборонительная партия. Гоблины, вероятно, понесли тяжелые потери прошлой ночью, атакующие силы были нескоординированы и не имели достаточного количества людей, командная структура была разрушена.

Нападения носили хаотический характер.

Гоблины не предпринимали никаких организованных действий. Они, скорее всего, хотели попасть в Чоуши в период атаки Сахуагинов.

Гоблины грозно завыли, появившись из ниоткуда, и пошли в атаку на город. Группа Минори использовала ферму рядом с дорогой на холм, чтобы устраивать засаду, и у них она неоднократно получалась.

Серара использовала заклинание друидов и настраивала «Эхо» для коммуникации, помогая группе Минори с нехваткой сил.

— Прости, Минори, у тебя есть что-нибудь?

Минори отдала Тохии третью бутыль, он уже знал, что он попросит ее. Когда Тохия сел под деревом у дороги, Минори применил на нём «Мгновенное исцеление».

Его восстановительные способности восстановились после боя. Несерьезные повреждения брони постепенно исчезнут, раны Тохии тоже залечатся. Но он был истощен, у него поднялась температура, и он долго не мог выровнять дыхание.

Минори была встревожена, но ничего не сказала.

Она не могла ничего сделать, чтобы Тохия отдохнул. Но Тохия и не хотел отдыхать. Это была битва не только Минори, но и его битва.

Минори могла отдать ему только носовой платок.

— Спасибо.

Минори кивнула Тохии и заметила, что его лоб очень горячий. Она посмотрела на своих соратников, все они пытались отдышаться и восстановить силы.

В обязанности Минори входило также следить за состоянием бойцов, но она также контролировала и всю битву.

Серара же следила за маной бойцов, но после того, как Минори взяла на себя эту задачу, Серара стала больше уделять внимания самому бою.

Минори мониторить своих союзников, окружающую среду, а также врагов, наблюдение за всем сражением было очень сложной задачей.

«Все ещё трудно...»

Минори даже запомнила скорость восстановления маны каждого бойца, когда проверяла их статус. Во время сражений Минори использовала 5% в качестве единицы для оценки запасов маны своих союзников. Она могла предсказывать количество ХП и маны на 5-10 секунд вперед, можно было сказать, что она "читала" битвы. Хотя точность, конечно, не была идеальна, но все же это помогало ей рассчитывать потери маны у солдат.

В отличие от боев в подземельях, здесь была чередующаяся битва, где вы могли отдыхать, если устаете, при этом давая Минори возможность тренировать свои навыки управления битвой.

Минори думала, что это лишь детская игра в отличие с Сироэ, но если бы Наоцугу услышал эти слова, они бы поставили его в тупик.

Использование 5% в качестве единицы означало, что она знала, сколько раз заклинание может быть использовано ее союзниками, например, исцеляющее заклинание среднего уровня можно было использовать дважды. Этот уровень наблюдения был намного выше, чем у обычного авантюриста 30-го уровня. Ни она, ни ее группа не осознавали, какими выдающимися талантами она на самом деле обладает.

— Так, Мариэль-сан связалась со мной во время предыдущей битвы.

Минори приподнялась и начала докладывать.

Когда Минори концентрировалась на управлении сражением, она находилась в режиме ожидания и относилась к себе как к запасному отряду. Она снова и снова подавляла желание накладывать заклинания и сосредотачивалась на осмотре окрестностей.

Минори заметила зов по телепатии и ответила на него:

— Мариэль-сан сообщила мне, что специальное подразделение из Акибы направляется сюда на корабле и прибудет вечером.

— Кстати о вечере, солнце скоро сядет...

— Да, действительно.

— Они задерживаются?

Минори подняла голову. Летнее небо по-прежнему светило ярко, но день уже подходил к концу, до вечера было недалеко.

— Мариэль говорит, что подкрепление прибудет с моря и высадит силы на береговой линии. Они отправят нам помощь сразу после этого, так что нам просто нужно продержаться еще 3 часа.

Лица Серары и Исузу повеселели, Тохия и Рундельхаус оставались серьезными и напряженными, они находились в глубоких раздумьях

За эти полдня они победили 30 гоблинов.

Это было небольшое число, но в совокупности с остальными это был неплохой результат. Они не знали, куда гоблины нанесут следующий удар, и могли полагаться только на сигнал «Эха».

Они играли в «Ударь крота» на этом просторном поле, у них не было времени отдохнуть.

Хотя «Эхо» могло предупредить их, оно не было идеальным. Они беспокоились о гоблинах, атакующих Чоуши ,которым удалось проскользнуть через их оборону. Некоторые из них сумели прорваться, заставив группу Минори последовать за ними и истребить.

Но им нельзя было далеко отходить от границы обороны, иначе другие гоблины могли прорваться вновь.

Но похоже гоблины потеряли своих командиров. Если бы у них был хороший командир, они могли бы придумать что-нибудь, что могло разрушить оборону, как например, поджог фермы. Группа Минори боялась, что это может произойти, но пока все шло хорошо.

— Верно, когда прибудет корабль, к нам придет подкрепление, — кивнула Серара.

Сейчас они находились в незавидном положении, потому что им приходилось сражаться на два фронта. Но если гоблины и Сахуагины не посылали сильных монстров, им приходилось легче.

— Ещё немного, мы должны стараться изо всех сил.

После обеда подул жаркий ветер, но уже вот-вот придет подкрепление. Этой новости было достаточно, чтобы оживить лица всех здесь присутствующих.

Еще через 15 минут патрулирования произошло нечто серьезное.

Пати Минори надеялась, что они смогут спокойно провести время, но не всегда все идет по плану.

На главной дороге позади них раздался громкий треск. Они бросились назад, думая, как враг проник так глубоко, и встретились с отрядом гоблинов с двумя свирепыми жуткими волками.

4-8

Сражение проходило ужасно.

— Даже не думай об этом!

Тохия снова нанес удар, сдерживая волка, атакующего Исузу. Но этот удар позволил развязать руки хобгоблину.

После несколько стычек все навыки партии были израсходованы. Благодаря способностям барда у Исузу у них быстро восстанавливалась мана, но этого было недостаточно, чтобы одержать верх.

Хобгоблин замахнулся своим двуручным молотом, как бейсбольной битой, и ударил Тохию в его незащищенный фланг.

— Ах. Нет уж.

Удар не нанес никакого урона, так как попал по [Барьеру очищения], лишь немного повредив его.

Магия защиты была применена на нем еще до сражения. Любые атаки, не превышающие определенный лимит, аннулировались, и весь поступающий урон не причинял никаких повреждений тому, на ком была применена магия.

Минори посмотрела на барьер, который немного дал трещину, и решила, что его может не хватить.

— «Четыре Молитвы»!

Минори использовала свой навык в спешке. Это заклинание использовалось быстро и не требовало много маны. Оно создавало барьер для всех союзников, похожий на «Барьер очищения».

Но у него был один недостаток.

«Я больше не смогу применить его снова».

Минори побледнела и закусила губу.

Эти заклинания использовались только в самых крайних случаях, и имело 24-часовой кулдаун.

— Стоять! Стоять!

Серара использовала «Ивовые лозы», лозы опутали волка, бегущего на них. Волк взвыл от ярости и вцепился когтями в землю, пытаясь вырваться на свободу.

Серара использовала это заклинание в третий раз, волки могли разорвать эти лозы, но ее усилия не были напрасны. Серара смогла остановить одного волка на некоторое время, чтобы Тохия и другие сосредоточились на остальных врагах.

Минори тем временем взяла на себя обязанности целительницы.

— Ты слышишь? Даже не думай об этом! — Тохия ударил мечом изо всех сил.

Эта атака оттолкнула хобгоблина на другого гоблина, стоящего позади.

Хобгоблин оттолкнул его в сторону и снова напал на Тохию.

Хобгоблин был подвидом гоблинов и был сильнее обычных гоблинов. Гоблины не подчинялись никаким законам. Они сформировали армию, так как у них появился король, но они сохранили родоплеменной строй, группой полулюдей, которые грабили и яростно нападали на других.

Другое племя полулюдей на юге — злые орки — напротив, любили образовывать армии и государства. Хобгоблин унаследовал природу гоблина и был больше похож на них. Обычно они были умнее гоблинов и умели пользоваться некоторым оружием людей.

Этот хобгоблин был точно таким же — в доспехах и с гигантским молотом, который он где-то раздобыл для себя. Грозный противник, возможно, 30 уровня? Честно говоря, у группы Минори будут проблемы только с этим хобгоблином.

К тому же с ним было 2 жутких волка и 4 гоблина. Группа Минори все еще сопротивлялась, потому что хорошо знала улицы города, и держала путь отступления открытым, чтобы их не окружили. С их высоким уровнем командной работы за все это время бесчисленных практик, они сражались изо всех сил.

— Давай, Тохия! Подави волка и босса!

Но они не могли долго продолжать, они уставали и были на грани поражения. Они должны отдать все, что у них есть, и использовать все свои навыки.

Минори решительно бросилась к линии фронта.

«Четыре молитвы» создавали барьер на уровне «очищающего барьера» для всех союзников, эффект продлится еще 32 секунды. Минори, как целительница, сможет выдержать атаки гоблинов в течение этого времени.

Минори приняла решение и бросилась вперед, она чуть не потеряла равновесие из-за усталости. Пыльная улица под летним небом кажется такой мягкой, словно сделана из подушек. Но Минори стряхнула с себя эту иллюзию и с разбега не по-женски пнула гоблина.

— Отлично! Исузу, вперед!

— Принято, Руди!

За её спиной доносились голоса поддержки. Когда Минори услышала пение Рундельхауса, она поняла, что ее поняли.

Гоблины безумно захохотали. Минори защищалась, полагаясь на барьер, окружающий её. В большей степени ей приходилось только уворачиваться, укрывая жизненно важные органы. В остальном же она бросалась на гоблинов перед собой.

«Плохо, плохо, плохо... хотя!»

Тохия смотрел на безумные поступки своей сестры и начал подражать ей, чтобы отбиться от хобгоблина и волков.

Если бы барьеры были постоянными, битва могла закончиться уже сейчас. Близнецы, в грязи и крови, принимали на себя удары ножей гоблинов, в то время как остальные стояли на линии фронта, занимаясь волками.

Они использовали выигранное время, чтобы петь.

Это было самое сильное атакующее заклинание Рундельхауса, оно действительно могло нанести огромный урон. Исузу тоже участвовала в этом.

Рундельхаус закончил петь «Ледяной ветер» вместе с Исузу, певшей с ним, заморозив всех гоблинов во льду.

Минори отступила с линии фронта и проверила состояние своих союзников. Она не знала о ситуации и произнесла еще одно заклинание, ей было не очень хорошо.

Рундельхаус позаботился о всех гоблинах, но Тохия без поддержки сестры все это время находился под атакой.

Минори снова использовала барьер на нем, но ХП он восстанавливает. Это была слабость Каннаги, у которого были уникальные навыки защиты от урона. Каннаги сосредотачивались на защите своих союзников, они не были опытны в использовании исцеляющей магии.

Минори также потеряла половину маны из-за частого использования заклинаний.

Ситуация была плачевной.

Хорошей новостью было то, что от гоблинов они все же избавились. Минори наложила заклинания защиты и приказала Рундельхаусу и Исузу сконцентрироваться на волке.

...При столкновении с несколькими врагами, нужно использовать разные тактики. Если хотите застать их врасплох, сначала нужно уничтожить самого сильного из них. Если все пройдет хорошо, моральный дух остальных будет сломлен, и они разбегутся. Это могло помочь взять ситуацию под контроль и переломить ход боя. Ей вспомнились слова Сироэ.

Брат Минори, которым она так гордилась, истекал кровью, его лицо исказилось от боли. Но именно поэтому они сражались.

Кровь Тохии укрепляла членов партии, Рундельхаус и другие старались не подвести Тохию и сосредоточились на уничтожении волка.

Минори, учившаяся у Сироэ, буквально начала "читать" битву.

Зная ХП и ману союзников, отдавая инструкции, поддерживая своих друзей и создавая синергию... Минори изучала битву, становясь ветром на поле боя, отдаваясь здесь и сейчас. Но Минори не могла предсказать всего.

Её талант не мог компенсировать недостаток опыта.

Любое неожиданное событие может нарушить равновесие.

Второй волк освободился от заклинания Серары и накинулся на Тохию. Два волка и могучий хобгоблин в одно мгновение сломали барьер Тохии.

Минори переваривала новую информацию и начала просчитывать.

9 секунд... Тохия умрет через 9 секунд.

Минори посмотрела на статус заклинания безумным взглядом, у «Барьера очищения» оставалось 8 секунд кулдауна.

Но, как она уже заметила, от трёх врагов оно защитить всё равно не могло.

— Не сдавайся! — крикнула Серара и использовала «Исцеляющее сердцебиение» на нём, уникальное заклинание у друидов. Со временем магия исцеления должна была восстановить здоровье Тохии, но этого, похоже, не происходило.

Урон наносился быстрее, чем восстанавливалось здоровье. Это могло лишь отсрочить его смерть.

Использовать заново, использовать заново, использовать заново.

Минори произнесла слабое заклинание восстановления и задумалась. Даже если Минори и Серара будут использовать всю свою магию восстановления, они могут лишь отсрочить смерть Тохии на 35 секунд.

Экстренная исцеляющая магия и высокоуровневые исцеляющие заклинания были уже использованы, кулдаун не давал Минори и Сераре использовать половину исцеляющих заклинаний в своем арсенале.

«Раз так...»

Во рту появился отвратительный привкус, по спине пробежали мурашки.

Тохия главный танк, если он падет, то вероятность их уничтожения увеличится в геометрической прогрессии.

И это в лучшем случае.

Минори учуяла запах смерти.

Стало трудно дышать.

Воздух, казалось, стал жидким и не мог проникнуть в её легкие. Время стало резиновым и тяжелым, разочарование и беспомощность заполнили тело Минори.

Слишком поздно.

Слишком поздно.

Она слышала, как течет ее кровь, Минори застыла как вкопанная, она могла только наблюдать, как ХП Тохии постепенно падают до 0.

Но внезапно время ускорилось до нормальной скорости.

Рундельхаус пронесся мимо Минори и схватил рот волка обеими руками.

— Руди?!

— Исузу, положитесь на меня! Я... Я авантюрист! Я не проиграю этой грязной псине!

Жуткий волк был размером с быка, его пасть была полна острых клыков. Он мог одним движением откусить кусок тела Рундельхауса, но Рундельхаус вцепился ему в пасть обеими руками. Волк начал извиваться и толкнул Рундельхауса, ударив его о стену.

— Руди! — закричала Исузу, вонзив копье в волка, но не причинила вреда его покрытому шерстью телу.

— Успокойтесь, Исузу. Как джентльмен... Я должен соответствовать образу дворянина...

Волк с адскими глазами поволок Рундельхауса, пытаясь освободиться от него. Но Рундельхаус схватился за клыки и не отпускал их, хотя весь в поту и грязи.

Волк продолжал кашлять и выплевывать жгучую кровь. Исузу безжалостно атаковала его своим копьем, а Рундельхаус продолжал держать его.

— Если я отпущу этого зверя... он нападет на Тохию... он... не справится с тремя.

Абсолютно верно.

Тохия избежал смерти, потому что Рундельхаус бросился ему на помощь. Урон по нему уменьшился.

— Но Руди!

— Исузу! Мы возьмем урон на себя.

Рундельхаус, казалось, засовывал руки дальше — вс` глубже в волчью пасть. Волки как и многие собаки не могли кусать, когда им что-то мешало во рту.

— Но...

— Бейте их! — закричал Рундельхаус и начал петь, как будто не хотел тратить время понапрасну. Руки сильно болели, будто это были лишь два куска мяса, присоединенные к плечам. Но он усилием воли заставил свои руки собрать магическое пламя, пока пел магию магического шара. Он сжигал волка изнутри.

Стрелять шаром не было нужды.

Жуткий волк не выдержал боли и попытался вырваться из рук Рундельхауса, но тот ни за что бы не дал волку сбежать от него.

Даже когда бритвенно-острые клыки впивались в одежду Рундельхауса и его перчатки, он бы не стал отпускать волка.

— Не стоит меня недооценивать...

Дорога под вечерним небом наполнилась хриплым криком Рундельхауса.

— Я Код Рундельхаус! Я авантюрист!

4-9

В воздухе стоял запах гари.

Как и планировал Рундельхаус, «Волшебные рукавицы» вышли из-под контроля и сожгли жуткого волка изнутри, да еще и правую половину Хобгоблина в придачу.

Пати Исузу одержала победу в этой битве.

И самый важный участник этой битвы — Рундельхаус, который должен был высокомерно насмехаться над поверженными врагами, лежал в грязи перед Исузу.

— «Возрождение природой».

Воскрешающее заклинание Cерары не сработало.

Это было ожидаемо. Рундельхаус лежал на земле с бледным лицом, запачканным грязью, но даже с грязью его лицо по-прежнему сохраняло дворянские черты — манеры принца…

Он был из Людей Земли.

— Прости…

Теплая слеза капнула на ладонь Исузу.

— Почему он не пришел в себя? Эй, Минори, нужно еще раз! — закричал паникующий Тохия. Минори кивнула и прочитала «Молитву за Душу», но Рундельхаус не очнулся.

Ожидаемо…

— Простите... Тохия, Руди и... Люди... Земли... — медленно произнесла Исузу.

Слова застряли у нее комом в горле, и она разжала кулак, как будто смирилась с этим.

Минори сдерживала слезы.

Серара лишь тихо сказала:

— Как же так…

Но Исузу считала, что всё это теперь не имеет значения.

— Руди из Людей Земли... Он всегда был рядом с нами, путешествовал вместе с нами, ел с нами... Но Руди... Люди Земли... если он умрет…

...Он всё ещё не приходил в себя.

Сердце Исузу разрывалось от боли.

Она уже смирилась.

Вот почему Исузу была против сражений — когда у нее не получалось победить большое число врагов, она начинала поддерживать Рундельхауса, чтобы он не перенапрягался.

Но остановить его она уже не могла.

«Если бы я остановила его в самом начале!»

Когда она впервые заметила это у Рундельхауса в лесу Рагранда, она должна была успокоить его. Нет, ей просто нужно было сделать так, чтобы все узнали об этой черте у него, тогда бы это не закончилось так, как сейчас.

Чтобы осуществить мечту Рундельхауса, Исузу врала вместе с ним.

Рундельхаус говорил, что хочет быть авантюристом.

Но он сильно отличался от их идеала.

Он не мог стать авантюристом.

Да, Рундельхаус и раньше был отчаянным и беспокойным — постоянно жаловался, что не может накопить опыта, сколько бы он ни сражался. Его скорость прокачки была в четыре раза меньше, чем у Исузу и остальных. Его это очень задевало, вот почему он уделял так много времени тренировкам.

Исузу никогда не видела, чтобы Рундельхаус расслаблялся даже во время отдыха, он всегда медитировал, если у него было свободное время. Он утверждал, что так поступает настоящий дворянин, и что это показывает истинную ценность человека, но, скорее всего, он был полон тревог и разочарований.

Исузу знала об этом, но продолжала стоять в стороне.

— Руди... Мне жаль, мне очень жаль…

Желание Рундельхауса было слишком наивным, слишком идеальным, поэтому Исузу просто мечтала вместе с ним, надеясь, что кто-нибудь из Людей Земли сможет стать авантюристом.

— Руди-ни... из Людей Земли?..

Исузу кивнула, и слезы потекли по её щекам. Но это не имело значения, это было ее наказание.

Рундельхаус всегда был таким добрым.

Она была всего лишь тощей деревенской девчонкой, но Рундельхаус обращался с ней как с настоящей леди.

Она очень комплексовала из-за своих веснушек, да и выглядела не очень, но Рундельхаус продолжал обращаться к ней на «Мисс».

Она всегда больше заботилась о группе — она не останавливала его, когда должна была, и всегда обращалась с ним как-то легкомысленно, как с идиотом или щенком.

«Я так рада, что он поговорил со мной».

«Я так рада, что он сделал мне комплимент».

«Я так счастлива, что он обращался со мной как с леди».

Поток слов не останавливался, но они застревали у нее в горле и не могли вырваться наружу, она могла только ныть и вытирать слезы.

Нежные, добрые и согревающие сердце воспоминания... Это была её вина, что она довела Рундельхауса до смерти.

— Ах..

Серара издала тихий звук, произнесла «Мгновенное исцеление» и приложила ухо к груди Рундельхауса. Она продолжала использовать заклинание снова и снова.

— Хм, может быть…

Исузу уцепилась за эту невозможную надежду и подсела ближе к Сераре.

— Я не знаю почему, ведь его пульс почти остановился, но когда я накладываю исцеляющее заклинания, кажется, что-то происходит... но, к сожалению, заклинание воскрешения по-прежнему не работает.

Исузу почувствовала, что надежда вновь была вдребезги разбита, но молодая девушка не останавливалась:

— Мы не может просто так сдаться.

— А?

— Пожалуйста, помогите нам, нам нужна ваша сила, Сироэ-сан!

Имя: Такаяма Миса

Уровень: 90

Раса: Волк, Племя Фанг

Класс: Бард

ХП: 8040

Мана: 12237

Снаряжение:

Бедные Сердца — коса Бога Смерти, которая, как говорят, причиняет бедствия одним лишь взмахом. Мощное оружие, которое дает криты за несколько ударов. Редкий предмет, но очень популярный не только из-за его статистик, но и из-за его зловещего, впечатляющего внешнего вида.

Жезл Красного Дракона, сделанный из рога Красного Дракона. Высококачественный предмет для бардов. Увеличивает эффект от песен поддержки, используемых участниками рейда. Неэффективно использовать в обычных маленьких партиях, но очень пригождается на крупномасштабных сражениях.

Вязаная Серебряной Нитью Гамбесона броня производственного класса, которая требует ремесленника, чтобы создать «Шелковую нить кокона бабочек», кузнеца для создания «Тонкой серебряной нити» и портного, чтобы собрать все вместе и сделать броню. Хотя для создания этого предмета требуются очень редкие материалы, да и скрафтить его довольно сложно, он довольно легок и прочен, а также обладает исключительной красотой и высокой сопротивляемостью к магии.